Re: Язык поэзии

#21
52. О конунге Фроди и мельнице Гротти
Почему золото называют «мукою Фроди»? Это объясняет такое сказание. Скьёльдом звали сына Одина, и отсюда пошли все Скьёльдунги229. Он жил и правил в стране, что теперь называется Данией, а тогда звалась Страной Готов. У Скьёльда был сын по имени Фридлейв, правивший после него. Сына Фридлейва звали Фроди. Он наследовал своему отцу в те времена, когда Август кесарь водворил на всей земле мир230. Тогда родился Христос. И так как Фроди был самым могущественным конунгом в северных странах, считают, что это он водворил мир во всех землях, где говорят по-датски231, и люди на севере называют это миром Фроди. Тогда никто не чинил зла другому, даже повстречав убийцу отца или брата, на свободе или связанным. Не было тогда ни воров, ни грабителей, так что одно золотое кольцо долго лежало на Ялангрсхейд-поле232.
Конунг Фроди гостил в Швеции у конунга по имени Фьёльнир. Там он купил двух рабынь, которых звали Фенья и Менья. Они были большие и сильные. В те времена были в Дании два жернова, столь больших, что не находилось человека достаточно сильного, чтобы он мог вертеть их. И было у тех жерновов свойство: они намалывали все, что ни пожелает моловший на них. Эти жернова звались Гротти233, а того, кто дал жернова Фроди, звали Хенгикьёфт234.
Конунг Фроди велел отвести рабынь к жерновам и приказал им молоть золото, мир и счастье для себя. Они так и сделали: намололи сперва золото, мир и счастье для Фроди. И он не давал им ни отдыха, ни сна, более долгого, чем молчанье кукушки или чем ее кукованье. И рассказывают, что они спели песнь, что зовется «Песнью о Гротти»235. И прежде чем была окончена та песнь, они намололи войско против Фроди. Той ночью явился морской конунг по имени Мюсинг и убил Фроди и взял большую добычу. На этом кончился мир Фроди. Мюсинг взял с собою Гротти и Фенью с Меньей и велел им молоть соль. И в середине ночи они спросили, не хватит ли соли с Мюсинга. Но он велел молоть еще. Они еще немного помололи, пока корабль не затонул. И там, где море залилось в отверстие жерновов, возник водоворот. Тогда море и стало соленым236.
Вот появились
в палатах конунга
вещие девы
Фенья и Менья;
Фроди они,
Фридлейва сыну,
сильные девы,
отданы в рабство.
К мельнице их
подвели обеих,
жернов вращать
велели тяжелый:
не дал им Фроди
на миг передышки,
пока они песню
ему не запели.
Начали песню,
прервали молчанье:
«Поставим-ка жернов,
камни поднимем!»
Дальше молоть
повелел он девам.
Пели, швыряя
вертящийся камень,
спали в тот час
челядинцы Фроди:
молвила Менья,
молоть продолжая:
«Намелем для Фроди
богатства немало,
сокровищ намелем
на жернове счастья;
в довольстве сидеть ему,
спать на пуху,
просыпаться счастливым;
славно мы мелем!
Никто здесь не должен
зло замышлять,
вред учинять
иль убийство готовить;
рубить не пристало
острым мечом
даже брата убийцу,
в узах лежащего!»
Он им сказал:
«Срок вам для сна —
пока куковать
не кончит кукушка
иль, замолчав,
опять не начнет!»
«Фроди, ты не был
достаточно мудр, —
приязненный к людям, —
рабынь покупая:
ты выбрал по силе,
судил по обличью,
да не проведал,
кто они родом.
Хрунгнир с отцом
храбрейшими были,
но Тьяцци мог с ними
в силе тягаться;
Иди и Аурнир
родичи наши,
ётунов братья,
мы их продолженье.
Гротти не вышла б
из серого камня,
камень бы твердый
земли не покинул,
так не мололи бы
великанши,
когда б волшебства
не было в мельнице.
Мы девять зим,
подруги могучие,
в царстве подземном
росли и трудились;
нелегкое дело
девам досталось —
утесы и, скалы
мы с места сдвигали.
Камни вздымали
на стену турсов
так, что вокруг
содрогалась земля,
так мы швырнули
вертящийся камень,
что впору мужам лишь
было схватить его.
За этим вослед
мы, вещие девы,
в Швеции вместе
вступали в сраженья;
рубили кольчуги,
щиты рассекали,
путь через войско
себе пробивая.
Конунга свергли,
сражаясь за Готторма,
смелому князю
помочь мы смогли;
не были мира
до гибели Кнуи.
Так, дни за днями
мы доблестно бились,
что слава пошла
о сраженьях наших:
мех копьями там
кровь проливали,
мечи обагряли
вражеской кровью.
Вот мы пришли
к палатам конунга,
мы обездолены,
отданы в рабство;
холод нас мучит
и ноги ест грязь,
мы жернов вращаем,
нам плохо у Фроди!
Рукам дать покой бы,
жернов не двигать, —
смолола я больше,
чем было мне сказано!
Нельзя дать покой
рукам, пока вдоволь
помола для Фроди
мы не намелем!
В руки бы дали
крепкие древки,
мечи обагренные!
Фроди, проснись!
Фроди, проснись,
если хочешь ты слышать
старые песни
и древние саги!
От палат на восток
вижу я пламя,
то весть о войне,
знак это вещий;
войско сюда
скоро приблизится.
князя палаты
пламя охватит.
Ты потеряешь
Хлейдра237 престол.
червонные кольца
и камень волшебный —
Девы, беритесь
за рычаги!
Нам здесь не согреться
кровью сраженных.
Сильно молоть
я постаралась,
видя грядущую
гибель для многих;
прочь с основанья,
в ободьях железных,
сброшена мельница, —
мелем мы снова!
Мелем мы снова:
сын Ирсы местью
Фроди ответит
за гибель Хальвдана;
братом ее
назвав он будет
и сыном ее;
мы это знаем»238.
Девы мололи.
меряясь силами,
юные были,
как ётуны в гневе;
балки тряслись,
основа слетела.
надвое жернов
тяжелый расколот.
Слово сказала
тогда исполинша:
«Мы Фроди смололи
славный помол;
вдосталь над жерновом
девы стояли».
[Затем следуют скальдические стихи Эйнара Скуласона и Эгиля с кеннингами золота «помол Феньи» и «мука Фроди».]

Re: Язык поэзии

#22
53. О Хрольве Жердинке и Вёгге
Почему золото называют «посевом Хрольва»?
Был в Дании один конунг по имени Хрольв Жердинка. Это был славнейший из древних конунгов, всех он превзошел щедростью своей, отвагой и простотой обхождения. Говоря о простоте его, часто приводят в пример вот какой случай. Был один бедный незнатный парень по имени Вёгг. Раз пришел он в палату Хрольва конунга. А конунг был тогда годами молод и телом тощ. Вот подошел к нему Вёгг и смотрит на него. Тогда молвил конунг: «Сказывай, парень, зачем пришел, что глядишь так на меня?» Вёгг и говорит: «Дома у меня слышал я молву, будто Хрольв конунг из Хлейдра — величайший муж в северных странах. А тут сидит на троне жердинка малая, и ee-то величают конунгом». Тогда отвечает конунг: «Ты, парень, дал мне имя, и буду я зваться отныне Хрольвом Жердинкой, ибо в обычае, нарекши именем, давать подарок. У тебя же, гляжу, нет такого подарка, чтобы было мне принять пристойно. Давать должен тот, кто сам имеет». Снял он с руки свое золотое кольцо и дал ему. Тогда вскричал Вёгг: «Славься меж всеми конунгами! И клянусь я честью, умрет от руки моей тот, кто будет повинен в твоей смерти!» Засмеялся тогда конунг и сказал: «Малым доволен Вёгг».

Re: Язык поэзии

#23
54. О Хрольве Жердинке и конунге Адильсе
А об отваге его другое сказывают. Государил в Упсале конунг по имени Адильс. Он взял в жены Ирсу, мать Хрольва. Он пошел войною на конунга, который правил Норвегией, тот звался Али. Они порешили быть бою между ними на льду Венерна-озера. Конунг Адильс шлет посольство Хрольву, своему родичу, чтобы тот пришел ему на подмогу, и обещает платить всем его воинам, пока они будут в походе, а самому конунгу сулит три сокровища, которые он выберет в Швеции. Хрольв конунг ехать не мог: он тогда воевал с саксами. Но послал он к Адильсу своих двенадцать берсерков239. Был там Бёдвар Медвежонок и Хьяльти Гордый, Хвитсерк Храбрый, Вётт, Весети, братья Свипдаг и Бейгад и другие с ними.
В той битве полегли конунг Али и великое множество воинов его. Тогда снял конунг Адильс с него, мертвого, шлем, что звался Боевой Вепрь, и взял себе коня его, Ворона. Тогда пожелали берсерки Хрольва взять свою плату — три фунта золота каждому, а вдобавок пожелали они отвезти Хрольву те сокровища, что они для него выбрали. А были это шлем Боевой Кабан и броня Наследство Финна — не брало их железо, — а еще золотое кольцо Свейская Свинья, которым владели предки Адильса. Конунг же отказался выдать сокровища, да и платы уговоренной не дал. Пустились берсерки в обратный путь, ропща на свою долю, и рассказали Хрольву, как было дело. Тотчас снарядился он в путь в Упсалу.
Он привел свои корабли в реку Фюри и отправился в Упсалу, а с ним и двенадцать берсерков его. Все поехали тайно, без позволения. Радостно встретила его Ирса, мать его, и провела его в одно помещение на ночлег, но не в конунговы палаты. Разложили тут перед ними большие костры и принесли пива. Тут пришли люди конунга Адильса и подложили в огонь поленьев и разожгли огонь столь великий, что на Хрольве и его людях вспыхнуло платье, и сказали: «Правда ли, что Хрольв и берсерки его не бегут ни огня, ни железа?» Тут вскочил Хрольв и все, кто был с ним. И промолвил он: «Подбавим-ка жару в домах у Адильса!» Схватил свой щит, и бросил в огонь, и, пока горел тот щит, перескочил через огонь. И еще сказал он: «Не бежит от огня тот, что прыгает через него!» То же сделали и другие люди его. Напали они на тех, кто разжигал огонь, и бросили их в пламя.
Тут пришла Ирса и отдала Хрольву рог полный золота, а в придачу и кольцо, что звалось Свейская Свинья, и просила его немедля возвращаться к своей рати. Вскочили они на своих коней и поскакали в долину Фюри. И видят они, что Адильс конунг скачет за ними в погоню с войском своим во всеоружии и замышляет убить их. Тогда Хрольв зачерпнул правою рукою золота из рога и разметал все по дороге. И когда свеи это увидели, спрыгнули они с лошадей и взял каждый, сколько кому досталось. Но конунг Адильс повелел им продолжать погоню и сам понесся во весь опор. Конь его звался Прыткий и был он всех коней резвее. Когда Хрольв Жердинка завидел, что приближается к нему конунг Адильс, взял он кольцо, что звалось Свейская Свинья, и швырнул ему, и просил его принять в дар то кольцо. Конунг Адильс подъехал к кольцу и поддел его острием копья, так что кольцо покатилось по древку. Тогда Хрольв Жердинка оглянулся и увидел, что тот склонился. И сказал: «Заставил я свиньей согнуться самого могучего из свеев!» На этом они и расстались240.
С той поры золото и зовется «посевом Хрольва или долины Фюри».
[Следуют стихи скальдов Эйвинда Губителя Скальдов и Тьодольва, содержащие кеннинги золота «посев долины Фюри» и «ячмень Хрольва».]

Re: Язык поэзии

#24
55. О конунге Хёльги
Рассказывают, что конунг по имени Хёльги — в честь его назван Хельгеланд241 — был отцом Торгерд Невесты Хёльги. Им обоим поклонялись, и курган Хёльги был насыпан слоями: слой из золота и серебра — это были жертвенные деньги, — а слой из земли и камней.
[В полустрофе Скули Торстейнссона золото обозначается как «крыша кургана Хёльги».]
56. Ещё о кеннингах золота
В «Древней Песни о Бьярки»242 перечисляется много названий золота. Там говорится так:
Вождь тороватый
дружинникам даровал
Феньи работу,
Фафнира землю.
Гласира иглы,
Грани поклажу,
Драупнира капли,
перину змея.
Щедрый одаривал,
мужи принимали
волосы Сив,
Лед му́ки лука243,
выкуп за выдру,
Мардёлль слезинки,
огонь реки Орун,
речь великана.
Битвы вершитель
дарил, мы украсились
Тьяцци речами,
народы без счета,
Рейна рудою,
распрею Нифлунгов
витязь отважный
не хранил его Бальдр.
Золото, потому что оно красное, называют в кеннингах «огнем руки, или сустава, или кости». Серебро же, напротив, зовут «снегом», или «льдиною», или «инеем», потому что оно белого цвета. Подобным же образом в кеннингах золота или серебра следует прибегать к словам «кошель», «тигель» или «пена». Золото и серебро равным образом могут быть обозначены как «камень руки» или как «гривна» человека, у которого в обычае носить гривну. Ожерелья и кольца сама по себе золото и серебро, если о них не сказано что-либо другое.
[В последующих стихах скальдов Торлейка Красивого, Эйнара Звона Весов, Эйнара Скуласона и Торда Мёраскальда встречаются следующие кеннинги золота и серебра: «груз тигля», «пылающий уголь руки», «пламя сустава», «камни Рейна», «огонь моря и снег кошеля», «белая пурга тигля», «снег чаш», «огонь струящегося пути угрей» («струящийся путь угрей» — море, «огонь моря» — золото), «лава рук».]
57. Мужчина зовется по золоту
Мужа называют «дробителем золота», как сказано у Оттара Черного.
[Далее приводится полустрофа Оттара Черного с упомянутым кеннингом, а также стихи скальдов Эйнара Звона Весов, Торлейка и Торвальда Блёндускальда, в которых встречаются кеннинги: «метатель золота», «расточитель золота» и «разбрасыватель золота».]
58. Женщина зовется по золоту
В кеннингах женщины упоминается золото, например, когда женщину называют «дарительницей золота».
[В качестве примера употребления этого кеннинга приведена полустрофа Халлар-Стейна, где мужчина зовется «расточителем янтаря холодного луга кабана Видблинди», а женщина — «дарительницей змеи потока».]
В этой строфе киты называются «кабанами Видблинди». Это был великан. Как другие ловят рыбу, так он удил из моря китов. «Луг кита» — это море, «янтарь моря» — золото, а женщина — это дарительница того золота, что она раздает. Но слово «дарительница» созвучно со словом «ива», а ива — дерево. Поэтому, как уже было написано, для обозначения женщины служат любые названия деревьев женского рода. Женщина также расточительница того, что она отдает, а это слово созвучно названию упавшего в лесу дерева.
[В приводимых полустрофах Гуннлауга Змеиного Языка, Халлар-Стейна, Орма Стейнторссона и Стейнара встречаются следующие кеннинги женщины: «расточительница богатства», «поляна чаш», «Сив — хранительница огня моря», «поросль камней Хьяднингов» («камни Хьяднингов» — золото, «подпорка камня» — женщина), «Христ меда» (Христ — имя валькирии), «Сюн ожерелья», «движущаяся опора струящейся луны мягкой подставки» («мягкая подставка» — рука, «луна руки» — золото, «опора золота» — женщина), «береза звонкого костра руки» («звонкий костер руки» — золото, «береза золота — женщина), «осина монет», «липа льна».]

Re: Язык поэзии

#25
59. Мужчина зовется по деревьям
Описывая мужчину как дерево, его называют, как уже было написано, «дубом оружия и сражений, странствий и разных деяний, кораблей и вообще всего, что им предпринято и испробовано».
[Приведены стихи Ульва Уггасона, Кормака, Халльфреда Беспокойного Скальда, Арнора, Рэва, Оттара с кеннингами мужчины «испытатель племени костей земли» (кеннинг относится к Тору, «кости земли» — горы, «племя гор» — великаны, «испытатель великанов» — Тор), «ствол прута убийства» («прут убийства» — меч, «ствол меча» — муж, воин), «древо губителя щитов» («губитель щитов» — меч, «древо меча» — муж, воин), «древо ясеня Улля» («ясень Улля» — щит, «древо щита» — муж, воин), «древо струга», «Фрейр битвы», «ясень вьюги Хоара» (Хоар — имя Одина, «вьюга Одина» — битва, «ясень битвы» — воин, вождь), «клен льдины руки» («льдина руки» — серебро), «древо мечей», «палица ужаса», «терн богатства».]
60. Кеннинги битвы
Какие есть кеннинги битвы? Зовут ее «бурей оружия, щитов, Одина, валькирий или конунгов воителей». Называют ее также «лязгом» либо «звоном».
[Приводятся стихи Торбьёрна Хорнклови, Эйвинда, Берси, Эйнара Звона Весов с кеннингами битвы «буря копий», «грохот Скёгуль» (Скёгуль — имя валькирии), «непогода Хоара», «вьюга Хлёкк» (Хлёкк — имя валькирии), «ураган Гёндуль» (Гёндуль — имя валькирии), «ливень Хёгни», «лязг, дротов», «звон Гёндуль».]

Re: Язык поэзии

#26
61. Кеннинги оружия и боевых доспехов
В кеннингах оружия и боевых доспехов упоминают битву, Одина, дев битвы и конунгов-воителей. Шлем называют — «шеломом», «шапкой» или «колпаком». Кольчуга зовется «рубашкой» или «сорочкой», щит — «шатром», а когда воины стоят щит к щиту, это зовется «палатой», «крышей», «стеной» либо «полом». В кеннингах щита упоминают боевую ладью, называя щит «солнцем, луною, листвой, блеском либо оградой ладьи». Кроме того, щит называют «кораблем Улля». В кеннингах щита упоминаются и ноги Хрунгинра, стоявшего на щите. В старину у щитов полагалось расписывать край, который назывался тогда кольцом. Щиты можно обозначать и через это кольцо.
Рубящее оружие — секиры и мечи — называют «огнем крови и ран». Мечи зовут «огнем Одина», а секирам дают имена великанш и обозначают их посредством слов «кровь», «раны», «лес» и «дерево». Колющее оружие хорошо обозначать, упоминая рыб и змей. В кеннингах метательного оружия нередко упоминают град, вьюгу либо дождь. Так как без этих кеннингов не обходится почти ни одна хвалебная песнь, их видоизменяют на все лады.
[Приведены полустрофы Вига-Глума, Эйнара Звона Весов, Тинда, Халльфреда, Греттира, Рева, Тьодольва, Браги, Халльварда, Кормака, Ульва Уггасона, Глума Гейрасона, Эйвинда Губителя Скальдов, в которых встречаются следующие кеннинги оружия: «шапка Тюра повешенных» («Тюр повешенных» — Один, «шапка Одина» — шлем), «звенящая рубашка повешенного» («повешенный» — Один, «рубашка Одина» — кольчуга), «дождь оружия Эгиля» (Эгиль — брат кузнеца Вёлунда, «оружие Эгиля» — лук, «дождь лука» — стрелы), «сорочка Хамдира» (кольчуга), «одежда Сёрли» (то же), «огонь раны» (меч), «шатер Хлёкк» (щит), «стена Хильд» (щиты), «льдина крыши Роди» («крыша Роди» — щиты, «льдина щитов» — меч), «пламя солнца кораблей» («солнце кораблей» — щит, «пламя щита» — меч), «луна носа корабля» (щит), «ограда корабля» (то же), «ладья Улля» (то же), «подстилка подошв похитителя Труд» («Похититель Труд» — Хрунгнир, «подстилка подошв Хрунгинра» — щит), «колесо дочери Хёгни» («дочь Хёгни» — Хильд, «колесо Хильд» — щит), «земля кольца» (имеется в виду кольцо щита, «земля кольца» — сам щит) «огонь Гаута» (меч, Гаут — Один), «огонь шлема» (то же), «гремящий огонь кольчуги» (то же), «лед щитов» (то же), «пагуба шлема» (то же), «Грид шлема» (секира, Грид — имя великанши), «темный дракон щита» (копье).]
Стрелы называются «градом лука, или тетивы, или щитов, или битвы».
[Приводятся стихи Эйнара Звона Весов, Халльфреда и Эйвинда Губителя Скальдов с кеннингами «град лука», «парус Хлёкк» (щит), «одежда Роты копья» (доспехи, Рота — имя валькирии), «град тетивы», «град кольчуги».]

Re: Язык поэзии

#27
62. О битве Хьяднингов
Битву называют «непогодой либо бураном Хьяднингов», а оружие — «огнем или прутьями Хьяднингов». Эти кеннинги объясняет такое сказание.
У конунга по имени Хёгни была дочь, которую звали Хильд. Она досталась как военная добыча конунгу по имени Хедин, сыну Хьярранди. А конунг Хёгни был тогда на сходе конунгов. Узнав, что государство его разорено, а дочь уведена в плен, он отправился со своим войском искать Хедина. И стало ему известно, что Хедин отплыл вдоль побережья к северу. Достигнув Норвегии, конунг Хёгни узнал там, что Хедин уже отплыл на запад, в открытое море. Тогда Хёгни плывет за ним следом до самых Оркнейских островов. И, достигнув острова, что называется Высокий, он застал там Хедина с его войском.
Тогда Хильд встретилась со своим отцом и просила его от имени Хедина принять в знак мира ожерелье. Но тут же повела она и другие речи: Хедин, мол, готов к бою, и Хёгни не будет от него пощады. Сурово ответил Хёгни дочери. И, увидевшись с Хедином и сказав ему, что Хёгни не желает мира, она просила Хедина готовиться к бою. И оба они, Хёгни и Хедин, восходят на остров и строят войска. Тут Хедин обращается к Хёгни, своему тестю, и предлагает ему мир и выкуп — много золота. Тогда отвечает Хёгни: «Слишком поздно заговорил ты о мире, ибо я уже обнажил свой меч Наследство Даина244, что сковали карлы. Всякий раз, когда это обнажают, он должен принести смерть, и рубит он всегда без промаха, и не заживает ни одна нанесенная им рана». Тогда отвечает Хедин: «Ты хвалишься мечом, а не победою. Добрым зову я тот меч, что верен хозяину».
И завязался между ними бой — его называют битвой Хьяднингов, — и сражались они целый день, а вечером пошли к своим кораблям. Ночью пришла Хильд на поле битвы и колдовством пробудила всех убитых. На другой день конунги возвратились на поле битвы и вступили в бой, и были с ними все те, кто полегли накануне. И так изо дня в день длилась та битва: и убитые, и оставшееся на поле битвы оружие и щиты — все превращалось в камни. Но наутро мертвецы восставали и сражались, и все оружие снова шло в дело. В стихах говорится, что так и застанет Хьяднингов конец света245.
Это сказание переложил в стихи скальд Браги в хвалебной песне в честь Рагнара Лодброка246.
[Приводятся четыре с половиной строфы этой песни.]

Re: Язык поэзии

#28
63. Битва называется по Одину
Битва — это «непогода Одина», как уже было написано.
[Приводится полустрофа Вига-Глума с кеннингом «посохи прута непогоды Видрира» (Видрир — Один).]
Битва здесь зовется «непогодою Видрира», меч — «прутом битвы», а мужи — «посохами меча». В кеннинге мужа здесь упомянуты и битва, и оружие. Такой кеннинг называется сложным. Щит зовут «землей оружия», а, усложняя кеннинг, оружие называют «градом или дождем земли оружия».
64. Кеннинги корабля
Какие есть кеннинги корабля? Зовут его «конем, или зверем, или лыжами морского конунга, моря, корабельных снастей либо ветра».
[В приведенных далее стихах скальдов Торбьёрна Хорнклови, Эррингар-Стейна, Халльварда, Торда Сьярекссона, Маркуса, конунга Харальда Сигурдарсона, Эйнара Скуласона, Мани, Рэва, Эйольва Дадаскальда и Стюркара Оддасона встречаются следующие кеннинги корабля: «конь волны», «жеребец Гейти» (Гейти — морской конунг), «северный олень Свейди» (Свейди — морской конунг), «зверь пучины», «скакун корабельного борта», «конь струи Гюльви» (Гюльви — морской конунг), «скакун тропы чайки», «конь мачты», «медведь морских струй», «бурый дома кита», «медвежонок потока», «мишка стапелей», «олень моря», «лось потока», «выдра моря», «волк корабельных катков», «лыжи Мейти» (Мейти — морской конунг), «повозка корабельных катков», «морская колесница катков».]
65. Кеннинги Христа
Какие есть кеннинги Христа? Зовут его «создателем небес и земли, ангелов и солнца», «кормчим мира, царствия небесного и ангелов», «конунгом небес, солнца, ангелов, Иерусалима, Иордана и Греции», «владыкой апостолов и святых». Древние скальды упоминали в его кеннингах еще источник Урд и Рим.
[Следуют стихи Эйлива Гудрунарсона, Маркуса, Эйлива Кульнасвейна, Сигвата, Арнора, Эйнара Скуласона с такими обозначениями Христа: «конунг Рима», «сидящий на юге у источника Урд»247, «повелитель монахов», «конунг небес», «владыка обиталища ветров» («обиталище ветров» — небо), «конунг солнца», «сын Марии», «владыка ангелов», «владыка Иордана», «хранитель греческой земли и Гардарики»248, «властелин людей», «конунг всего сущего», «милостивый повелитель всего мира», «охраняющий народ».]

Re: Язык поэзии

#29
66. Кеннинги конунгов и предводителей
Некоторые кеннинги имеют разный смысл, и толкователю поэзии следует догадываться по соседним словам, о каком конунге идет речь. Ибо «греческим конунгом» правильно называть кесаря Миклагарда, а «конунгом Иерусалима» того, кто правил Иерусалимом. Подобно этому Римского кесаря называют «конунгом Рима», а того, кто правит Англией, — «конунгом англов». А упомянутый раньше кеннинг, называющий Христа «конунгом людей», может относиться к любому конунгу. Всех конунгов правильно называть в кеннингах «правителями, хранителями либо завоевателями страны», «предводителями дружин» либо «хранителями народа».
[Приводятся стихи Эйвинда Губителя Скальдов, Глума Гейрасона, Тьодольва и Эйнара Скуласона с кеннингами «повелитель земли», «хранитель страны», «предводитель дружины», «защитник народа».]
Конунга, которому подчиняются конунги-данники, правильно называть «конунгом конунгов». Кесарь — это именитейший из конунгов. За ним следует конунг, правящий большой державою. И тот и другой имеют в поэзии одинаковые кеннинги. Следом идут мужи, называемые ярлами или, конунгами-данниками, и в кеннингах они приравниваются к конунгам. Но конунгов-данников нельзя называть «державными конунгами».
[Приведена полустрофа Арнора Скальда Ярлов, в которой он называет ярла Торфинна «конунгом ярлов».]
Следующими в поэтических кеннингах идут люди, называемые херсирами. Херсира можно обозначать в кеннингах так же, как и конунга либо ярла. Его зовут «раздавателем золота», «щедрым на сокровища», «знаменосцем» и «предводителем народа». Можно звать его также «вождем войска и битвы». Ибо всякий державный конунг, повелевающий многими землями, назначает себе в помощники правителями этих земель конунгов-данников и ярлов. Они вершат суд по законам этих земель и защищают от врага те земли, которые находятся в отдалении от конунга, и их приговоры и наказания должны признаваться наравне с конунговыми. А в каждой земле есть много областей, и конунги обычно ставят над этими областями правителей, вверяя им столько областей, сколько находят нужным. Эти правители зовутся по-датски249 херсирами или лендрманнами, в Стране Саксов — графами, а в Англии — баронами. Во вверенных им землях они должны быть справедливыми судьями и справедливыми защитниками. Если конунг далеко, перед ними во время битвы следует нести знамя, и они тогда считаются военачальниками наряду с конунгами и ярлами.
Следом идут люди, называемые хёльдами. Это бонды уважаемого рода и пользующиеся всеми правами. В кеннингах они зовутся «раздающими богатства», «призревающими и примиряющими людей». Эти кеннинги могут относиться и к правителям.
Конунгов и ярлов сопровождают люди, называемые дружинниками и домашней стражей. Лендрманны тоже держат присягнувших им людей, которые зовутся в Дании и Швеции дружинниками, а в Норвегии — домашнею стражей. Они, как и дружинники конунгов, приносят клятву верности. Дружинников часто называли домашней стражей в старые времена.
[Приводятся стихи Торвальда Блёндускальда и конунга Харальда Сигурдарсона с выражением «домашняя стража».]
Дружинники и старшие среди домашней стражи зовутся в кеннингах «внутренней дружиной», либо «охранниками», либо «гридью».
[В двух последующих стихах Сигвата приводятся выражения «охранники вождя» и «дружина».]
Плата охранникам зовется «жалованием» либо «даром правителя».
[В приводимой полустрофе Оттара Черного идет речь о вознаграждении «внутренней дружины».]
Ярлы, херсиры и дружинники называются в кеннингах «друзьями, собеседниками или сотрапезниками конунга».
[Следуют стихи Халльфреда, Снэбьёрна и Арнора с кеннингами «советчик вождя», «собеседник князя», «сотрапезник властителя», «друг конунга».]
Можно обозначать мужей и через их род.
[Приводятся стихи Кормам, Тьодольва, Арнора и Эйнара Звона Весов с кеннингами «сын верного друга Харальда» (т. е. Сигурд, сын ярла Хакона Старого), «отец Олава» (т. е. Харальд Суровый, отец Олава Спокойного), «брат святого властителя» (т. е. Харальд Суровый, брат Олава Святого), «родич властителя», племянник Харальда» (т. е. Магнус Добрый), «потомок Хейти» (т. е. ярл Рёгнвальд), «отпрыск Регивальда Старого» и «родич всемогущего Торв-Эйнара» (т. е. ярл Торфинн), «потомок Боевого Зуба» (т. е. Харальд Синезубый).]

Re: Язык поэзии

#30
67. Хейти поэзии
Какие есть способы выражения в поэзии кроме кеннингов? Можно называть всякую вещь своим именем.
Какие существуют обозначения поэзии кроме кеннингов? Поэзия зовется «красноречием», «восхвалением», «вдохновением», «прославлением», «хвалой». Браги Старый проезжал раз поздним вечером по лесу, и одна великанша обратилась к нему со строфой и спросила, кто он такой. Он ответил так:
[Прозаический перевод его ответа: «Скальды называют меня «кузнецом корабля Видура», «обладателем дара Гаута», «щедрым певцом», «подателем напитка Игга», «творцом поэзии», «искусным кузнецом стихов». Что такое скальд, если не это?» (Видур, Гаут, Игг — имена Одина). Затем приводятся полустрофы Кормака, Торда Кольбейнссона и Ульва Уггасона, где поэзия названа «хвалой», «вдохновением» и «прославлением».]
68. Хейти богов
Как именуют богов? Их называют «узы», «оковы», «правители», а также «йольны»250 и «дии».
[Перечисленные хейти богов иллюстрируются полустрофами скальдов Эйольва Дадаскальда, Тьодольва из Хвина, Эйнара Звона Весов, Эйвинда, Кормака.]
69. Хейти неба, солнца и луны
Записаны следующие наименования неба, но некоторых из них мы не нашли в стихах. И мне кажется, что те или иные хейти в стихах и не обязательны, если такие хейти не встречались в творениях знаменитых скальдов. Хейти неба: «твердь», «безоблачное», «ураганное», «беспредельное», «лучистое», «вьюжное», «верх», «бездонное», «высь», «молния», «покров», «широкосинее».
Хейти солнца: «светило», «круг», «вечное сияние», «пресветлое», «лик», «дивное колесо», «целительный свет», «забава Двалина», «сияние альвов», «иврёдуль», «красное».
Хейти луны: «месяц», «полумесяц», «ущербная», «счет лет», «светило», «светоч», «призрак», «спешащая», «серп», «светлая».
70. Хейти земли
[Далее приводятся полустрофы Тьодольва, Оттара, Халльварда, Эйнара, Торда Кольбейнссона, Вёлу-Стейна и Ульва Уггасона, иллюстрирующие хейти земли: «дол», «почва», «твердь земная», «суша», «поле», «Хлодюн», «страна», «Фьёргюн».]
Ответить

Вернуться в «Младшая Эдда»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей