Тонар (Þórr, Thunar, Donar, Donner, *Thonaraz)

#1
Из всех богов Севера Тонар (англ. Thonar), вероятно, наиболее любим и, вместе с Воданом, наиболее известен, он всегда был одним из самых популярных и призываемых. Он - герой Асгарда и Мидгарда, что сражается против хаоса и разрушения турсов, его Молот является символом веры, носимым как эмблема Трота нашего народа даже теми, кто предан другому богу или богине. Немного найдется на самом-то деле тех, кто бы не хранил немного любви для старого Рыжебородого - Друга Людей, Стража Мидгарда, чьи удары Молота направлены вовне, чтобы защитить человечество от всех угроз из-за стен Мидгарда и чьё могущество проявляется в бушевании штормов, от которых происходит его имя "Гром" (англ. - Thunder).

Образ Тонара как бойца закреплён учеными типа Дюмезиля (Dumézil), который пытается распределить всех богов и богинь по категориям узкой троичной системы, неизменно классифицируя Тонара только как воина, и не очень яркого к тому же. Но Тонар является большим, чем просто сильное животное, что воюет против хаоса. Он посылает летние дожди, которые заставляют зерновые расти; он освящает важные события и церемонии, и он дает силу и поддержку тем, кто следует древнему пути.

Тонар - сын Земли и Водана. Он самый сильный из богов, и, как замечено в “Перебранке Локи”, единственный, кто может испугать Локи. Он появляется как большой муж с рыжей бородой - иногда молодой, иногда как старый "Þórr Karl" (Тор-Старик); у него пылающие глаза. Он правит повозкой, которую тянут два козла Таннгньостр (Tanngnjóstr, Скрипящий зубами) и Таннгриснир (Tanngrísnir, Скрежещущий зубами) - подобно основателю Нормандии, Хрольву-Пешеходу (Göngu-Hrolf), он слишком тяжёл, что бы лошадь могла везти его, и должен идти своими ногами или в повозке, даже когда путешествует между мирами, где другие боги и богини едут верхом. Он владеет железными рукавицами и поясом, упомянутым как megingjörð (пояс силы); он носит волшебный посох по имени Gríðarvölr (посох Грид). Хотя Снорри рассказывает, что Тор владел собственным поясом силы и рукавицами прежде, чем великанша Грид дала ему свои, кажется более вероятным, что именно она была первоначальным источником предметов силы. Он обладает огромным аппетитом; и где бы он ни был, он явится, когда названо его имя. Он женат на богине Сив, от которой породил деву Труд (Þrúðr, Сила); он также имеет любовницу из рода ётунов, Ярнсаксу (Járnsaxa, Железный нож-сакс), от которой породил сыновей Моди (Моði, Смелый) и Магни (Magni, Сильный).

Тонар часто описывался как "покровитель обычных людей", что многие из его последователей находят верным. Как Хокмун (Hawkmoon) говорит: "решения (Тором) проблем являются прямыми. Если он намеревается помочь Вам в чем-то, Вы узнаете об этом сразу. Однажды ночью, после призыва Тора, я оставил стоять жертвенную чашу на алтаре с заметным количеством стаута (прим. - англ. stout, крепкий портер, черное пиво) ("Гиннесс"), налитым в неё (несколько других верных, независимо друг от друга, ощущали, что стаут – подходящий напиток Тонара – КХГ (т.е. Квельдульв Х.Гундарссонн). Никаких животных не было, и комната не была потревожена. Все же, когда я пробудился утром (приблизительно 6 часов спустя) портер исчез. Он был, очевидно, выпит, т.к. не было на дне никакого осадка, как было бы, если б жидкость просто испарилась. Добро пожаловать в сумеречную зону, не так ли? Однако, через несколько дней ситуация, в которой я искал помощи Тора, была разрешена к полному моему удовлетворению. Если это не непосредственное воздействие, то я уж не знаю, что это…Мне всегда легко было говорить с Тором. Если Одину доставляет удовольствие некоторая театральность в ваших ритуалах, то Тору, кажется, нравится, когда вы просто скажете, чего вы хотите и закончите на этом.”

Хотя Тонар иногда представлялся довольно простым богом – не склонным к размышлениям, в большей степени похожим на гигантов, чем иные боги, в своей жажде еды, питья и битв, и едва ли соперником в остроумии Водану и Локи, - видеть его ограниченным в мудрости или недостаточно многогранным и глубоким, по сравнению с другими богами и богинями, будет глубоко ошибочным. Верно, там, где Водан является богом глубокомысленным и склонным к окольным путям, Тор проще и более прямолинеен, в меньшей степени склонен искать более глубокие уровни, предпочитая иметь дело с тем, что уже очевидно. Мудрость Тонара – мудрость здравого смысла, которую некоторые могли бы назвать величайшей из всех. Когда Водан видит проблему, он действует хитроумно, Тив мог бы найти свой путь в лабиринте, используя настойчивость и рациональные рассуждения, но Тонар просто разбивает стены, что может быть даже более рационально в конечном итоге, каждый знает, что самое короткое расстояние между двумя точками – прямая. Мудрость Тонара видна, например в рассказе о его поездке к великану Гейрреду. Веря, что его друг Локи столь же честен как он сам (наивно, но понятно, учитывая, что Тор заслуживает доверия всецело), Тор отправился без своего Молота, но ётунша Грид, мать Видара, дала ему посох, рукавицы и Пояс Силы. Когда он пересекает реку с помощью этих предметов, река внезапно вздувается и начинается крупное наводнение. Тор видит одну из дочерей Гейрреда, стоящую выше поперёк реки и заставляющую подняться воду своей мочой и менструальной кровью. Он тогда произносит “река должна быть запружена у своих истоков” (прим. в русском переводе О.А.Смирницкой- «Будет в устье запруда!») и бросает в великаншу большую скалу. Тор демонстрирует подобный вид практичной мудрости в эддической поэме “Речи Альвиса”, где он имеет дело с карликом, который явился, что бы жениться на его дочери. Тор бросает вызов мудрости обитателя скал. Алвис (Alvíss, Все-мудрый), отвлеченный этим вызовом, перечисляет сведения до прихода дня, когда первые лучи рассвета обращают его в камень. Цель Тонара здесь не похожа на цель Водана в “Речах Вафтруднира” - изучить чужую мудрость или продемонстрировать собственную. Он просто хочет избавиться от карлика (возможно, это важно для него сделать, не нарушая мир-фрит (frith,изобильный мир) Асгарда, где происходит действие поэмы), и делает это самым простым из доступных ему способов – позволяет Алвису отправиться в путешествие по его собственным знаниям. Так же не следует забывать, что Тонара называют djúphugaðr - Глубоким-Духом или Глубоким-Мыслью. Он, может быть, не столь быстр в словах или тонких уловках как некоторые божества – но присущая ему мудрость не меньше, чем у них.

Возможно, покажется удивительным, но имеются так же некоторые шаманские элементы в характере Тора. Его поездки в Мир-За-Оградой, в ходе которых он или борется со злонамеренными существами, угрожающими сообществу, или выносит оттуда предметы Силы (котёл для варки пива Эгиру, свой собственный Молот, посох, пояс и рукавицы, данные ему Грид), являются весьма типичными шаманскими действиями. Его владение посохом и рукавицами особенно интересно, т.к. это вещи, используемые исландскими ведьмами в их гандрейде (прим. gandreið, колдовская поездка или поездка на посохе). Кроме того, эти вещи, и особенно это относится к посоху, являются характерными для шаманов. В одном случае Тор должен даже переодеться в женское платье в качестве необходимого условия успешного возвращения своего Молота, что тоже является существенным элементом шаманской практики. В этом аспекте, кажется, Локи часто действует как его не вполне надёжный проводник/дух-союзник, для которого мир за оградой является родным. Эта сторона сути Тонара мало изучена. Однако, достойно упоминания, что на Корпбронском руническом камне (прим. англ. Korpbron runestone, камень 140 http://www.svenskarunstenar.net/sormlan ... pbron.html), воздвигнутом язычниками во враждебном окружении, о чем свидетельствует то, что эта часть надписи высечена зашифрованными рунами в крестах, размещён призыв "siþi Þur" – “Тор, исполни сейд”. Это предполагает две вещи: во-первых, образ сейда как немужественного, который Снорри даёт нам столь определённо в “Саге об Инглингах”, возможно, не существовал в языческие времена (или даже позже в период обращения, когда воздвигался Корпбронский камень), и, во-вторых, что Тонар обладал своей собственной связью с магией.

Самой значительной силой Тонара в религиозном смысле, однако, была сила освящать. Молот кладут на колени невесты на свадьбе чтобы “brúði at vígia" ("освятить невесту" – “Песнь о Трюме”, 30). Снорри рассказывает, как Тор взмахивает Молотом над костями и шкурами своих съеденных козлов, что бы вернуть им жизнь, и как он благословляет им костёр Бальдра. Последнее упоминание особенно интересно в свете общераспространённого использования амулета в виде Молота Тора при похоронах эпохи викингов (см. “Похоронные обряды” (раздел "Burial Rites").) Именно к Тору, не к Одину, обращаются, чтобы освятить руны на камнях Главендрупа (Glavendrup, остров Фюн (Funen, Дания)) (приблизительно 900-925гг.) и Сондер Киркебю (Sönder Кirkeby, Дания) (в конце 10в.) с надписью "Þor uiki (þasi) runaR” (“Тор, освяти эти руны”); на камне конца 10в. из Вирринга (Virring, Дания) ("Þur uiki þisi kuml" – “Тор освяти эту могилу”) и камень из Веланды (Velanda, Швеция, Вестерготланд (Västergötland)) приблизительно того же периода ("Þur uiki" – “Тор освяти”) (Бетке, Уолтер “Священное в древнегерманском”, стр.113 (Baetke, Walter, Das Heilige im Germanischen) ). Эти камни вполне могут быть языческой реакцией на недавно установленные христианские рунические камни, однако это не уменьшает значение последовательного выбора Тора, а не Одина, в качестве освящающего руны. Хейти (замена имени) Тора "Véurr", которое де Фрис (de Vries) интерпретирует как “страж священного участка” тоже появляется в 9в. в надписи на камне из Рёка (Rök, Швеция), как культовый титул человека по имени Сибби (Sibbi) (см. обсуждение камня из Рёка ниже). Вера в Тонара как в Освятителя не ограничивается норвежскими материалами: надпись на малой берцовой кости из Нордендорфа (Nordendorf, Южная Германия, 6-е столетие нашей эры) обращена к "Wigithonar" -Тонару Освящающему (вместе с Воданом и "Logathore"). Это определённо подразумевает, что роль Освятителя была одной из ролей Тонара с древнейших времён, и являлась общей для всех германских народов. По этой причине знак Молота используется как главный знак, с которым верные освящают еду и питьё, обращаются с благослословлениями к богам/богиням и так далее. Более того, освящение, произведённое Тонаром, не есть создание чего-либо священного – благословлённое остаётся в смысле бытия частью Мидгарда, но становится сонастроено другим мирам – но, что и делает нечто священным (wih) – столь заполненным мощью, что оно становится кроме обычного мира и частью мира богов и богинь.

Хотя Тор чтим и могуч среди людей всегда, кажется, он достигает пика своего почитания в конце эпохи викингов, когда к нему обращались всё более как к защитнику веры против вторжения “Бога” и Христа с юга. Битва шла между “Красным Тором” против “Белого Христа” – сравнение, которое содержало тонкое оскорбление последнего. Быть “красным” означало не только буквально иметь красные волосы (знак жестокости, ради которого германские воины иногда красили свои волосы, согласно сообщениям), но означало быть решительным, горячим нравом и могучим в сражениях – в то время как обозначение “белым” могло подразумевать не только приветствуемую честность, но и слабоволие и трусость (сравните с тем, как кого-то зовут нежно-лилейным). Когда христианский миссионер Тангбранд прибыл в Исландию (по велению Олава Трюггвасона), женщина-скальд Стейнунн (которая, возможно, была жрицей Тора) произнесла несколько вис, показывающих что Тор был защитником языческого пути. Она хвалит бога за разрушение судна Тангбранда и говорит миссионеру: “Слыхал ли ты, что Тор вызвал Христа на поединок (holmgang), но тот не решился биться с Тором? ” (буквально - не полагался на собственные силы (treytisk), чтобы биться с Тором) (“Сага о Ньяле”, 120). Подвески-кулоны с Молотом Тора, столь обычные в конце эпохи викингов, как часто предполагается, были языческим ответом на христианский крест, так же как надписи “Тор, освяти!” на рунических камнях, возможно были реакцией на христианскую практику: совершенно очевидно, что именно Тор был тем, кому доверялся наш народ против всех пагубных духовных влияний, троллей или миссионеров, без разницы. Различные саги о двух христианских Олавах упоминают большие статуи Тора, хотя их описания, возможно, основывались на античном воображении, Адам Бременский описывал в храме Упсала (Uppsala, Швеция) статую Тора на самом высоком месте (выше Фрейра и Одина). Турвилль-Петре (Turville-Petre) упоминает, что “свидетельство топонимов предполагает, что публичный культ Тора значительно увеличился в Норвегии в течении 9го и 10го столетий” (“Мифы и религия”, стр.92 (Myth and Religion))

О поклонении Тонару известно довольно много. “Сага о людях с Песчаного берега” описывает, как его изображение было вырезано на столбах дома его любимого друга Торольва Бородача с Мостра, “Сага об Олаве Трюггвассоне”из “Книги Плоского острова” упоминает, что Эйрик, сын Хакона Могучего, имел изображение Тора на столбе (прим. - анг. ship-pillar, возм. “мачте”, в русской версии этого момента нет) cвоего корабля, и в “Саге о побратимах” упоминается стул, на спинке которого был вырезан Тор. Одно из самых известных произведений искусства эпохи викингов – небольшая исландская статуэтка, которая, по-видимому, изображает Тора, сидящего с Молотом на коленях, изначально её, вероятно, носил в мешочке на поясе почитатель бога.

Есть несколько указаний на человеческую жертву, посвященную Тонару: “Сага о людях с Песчаного берега” и “Книга о занятии земли” рассказывают, что таким людям ломали спину на большом камне. Люди эти не были, однако, пленниками, взятыми в сражении или священными царями; скорее, они были "приговорены в жертву" - то есть эта жертва была, вероятно, освящением смертной казни преступника, а не актом, который совершают с основной целью восхвалить или поблагодарить бога, как было, скорее всего, в случае Воданического убийства военнопленных. Более вероятно, что существовало жертвование козлов: рассказ о том, что Тонар мог убить своих козлов, съесть их, и затем возвращал их вновь к жизни своим Молотом, был, вероятно, отражением существовавших жертвоприношений (Зимек, “Словарь”, стр.321 (Simek, Dictionary).). Он, возможно, получал и другие животных: В “Саге о людях из Флоуи” (раздел 20, Flóamanna saga) рассказывается, как Торгильс Тордарсон после того, как оставил веру своих предков, увидел во сне, что Тор посетил его и был сердит. Той же ночью лучший кабан Торгильса умер, на следующую ночь его старый бык был найден мертвым. Торгильс не позволил никому есть их мясо, но похоронил борова – отсюда ясно видно, что бог взял свою собственную жертву.

Тонар был могущественным рыбаком, его самая известная рыбалка – та, на которой он выловил Змея Мидгарда (“Песнь о Хюмире”), но, кроме того, именно он поймал Локи, обратившегося в лосося. В “Cаге о Барде”(раздел 8, Bárðar saga), Тор появляется как рыжебородый рыбак, помогая Ингьяльду во время шторма, поднятого трольшей.

Кольцо клятвы было особенно священно для Тонара, и многие из Молотов имеют кольца, припаянные к вершине – не как кольца, в которые можно пропустить цепь, поскольку они установлены не в том положении, но, вероятно, как изображение кольца клятвы. Часто предполагается, что “все-могучий Ас” исландской формулы принесения присяги из “Книги о заселении земли” был именно Тор (хотя другие боги особенно Один и Улль, так же предлагались исследователями в этом качестве).

Примечание – Отрывок из “Книги о занятии земли”, ч.4, гл.81, пер. Т.Ермолаева (Стридманна):

Кольцо в два эйрира или больше должно лежать на алтаре в каждом главном капище. Это кольцо каждый годи должен был надевать на свою руку на каждое общее собрание, где он будет председательствовать, но сначала окрасить его в крови животного, которого он сам там принесёт в жертву. Каждый человек, которому нужно будет выступать на суде, должен сначала принести клятву на этом кольце и назвать двух или больше своих свидетелей. «Призываю я в свидетели, — должен он сказать, — что я приношу клятву на кольце, законную клятву. Да помогут мне Фрейр, Ньёрд и всемогущий ас, чтобы я в этом деле обвинял, или защищал, или давал показания, или присуждал, или выносил приговор так, как я считаю самым правильным, самым истинным, и более всего — в соответствии с законом, и все предписанные законом выступления будут вестить мною так, покуда я на этом тинге».



"Гвозди бога", описанные в “Саге о людях с Песчаного берега”, возможно, использовались для того, чтобы высечь священный огонь, и таким образом, рассматривались, как символы Тора. Они были вбиты в столбы, на которых имелось его изображение; можно предположить, что они, возможно, были вколочены в его лоб, в память об осколке точильного камня Хрунгнира, который застрял в голове Тора после того, как Молот разбил великанское точило. Инструменты каменного века, которые германцы считали следами удара молнии, называли в Финляндии "гвоздями Укко" - гвоздями финского бога грома, который, кажется, вобрал в себя многие из характеристик Тонара. Это могло бы привести к идее, что специальные, освященные гвозди использовались для высекания искр, подобных молнии. Соединение железных Молотов Тора с миниатюрными амулетами-кресалами (прим. – имеются в виду кресаловидные привески, в т.ч. входили в состав кладов Гнёздова) (см. раздел "Похороны" (Burials)) также настоятельно наводит на мысль, что огонь, порожденный кремнем и сталью был особенно священен для этого бога.

Примечание - англ. god-nails, в оригинале – reginnaglar – считается, что это священный гвоздь в храмовой колонне или столбе почетного сидения. Но, строго говоря, можно перевести и как “правящие/стержневые гвозди”. Отрывок из “Саги о людях с Песчаного берега”,IV описывающий храмовое строение, говорит:

“Тогда Торольв бросил за борт столбы почетной скамьи, что прежде стояла у него в капище; на одном из них был вырезан Тор. (…) Там же он велел возвести капище; это был большой дом. В боковых стенах, ближе к углам, были прорезаны двери. Внутри стояли столбы почетной скамьи; они были закреплены гвоздями; гвозди эти звались боговыми”

Хотя надпись на камне из Рёка (приблизительно 800г.) часто рассматривается как мемориальная по умершему юноше по имени Вамод (Vamoþ), но она же может читаться как свидетельство инициации, описывающее посвящение молодого мужчины. Хофлер (Höfler) рассматривал его как одиническое из-за упоминания знаменитого героя Теодориха. Однако Теодорих описан в тексте из Рёка как "þurmuþi"– “смелый как Тор” (или, буквально, имеющий móðr (храбрость, боевой дух, мужество) Тора, стоит отметить, что Þormóðr также использовалось на Севере как личное имя). Последняя часть надписи согласно интерпретации Генри Кратца читается: ”Теперь пусть скажет нам памятную вещь про инициацию…Я так же скажу эту памятную вещь: кто из Ингольдингов был вознаграждён жертвой женщины. Я так же скажу эту памятную вещь: у какого воина сын был рожден. Это Вилин (Vilin). Он смог убить великана (iatun). . Это Вилин. Может много доброго произойти от этого. Я скажу другую памятную вещь: Тор! Сибби (Sibbi), страж храма (uiuari, или "Véurr"), в возрасте девяносто наставлял его (т.е. Вамода) в таинствах” (“Был ли Вемод ещё жив?”, стр.29 (Was Vamoþ Still Alive?) (прим. – варианты перевода надписи у разных авторов несколько различаются)). Упоминание Тора, убийства ётуна и имя "Véurr", данное старому Сибби (или, как вариант перевода слова - “родственнику”) настоятельно указывают, что если Хофлер и Кратц верно рассматривают камень из Рёка как свидетельство-документ инициации, то он описывает инициацию в культе Тонара.

Изначально и до наших дней Тонар известен как бог грома. Турвилль-Петре упоминает, что старые английские названия грома включали такие, как "ðunorrad" и "ðunorradstefn" – поездка Тунора/грома , которые он сравнивал с исландскими "reiðarþruma" (удар грома), "reiðarduna" (удар грома), и "reið" (езда), “которые, кажется, подразумевают, что гром, как считается, является шумом, который происходит из-за путешествия Тора на своей колеснице” (“Миф и религия”, стр.99 ). Его оружием, разумеется, является Молот Mjöllnir; этимология слова неясна, но, наиболее вероятно, связана со славянскими и балтийскими словами, означающими “молнию”. Уже в каменном веке миниатюрные топорики из янтаря и кремня использовались как амулеты, в бронзовом веке мы имеем наскальные изображения бога с огромным топором и это позволяет думать, что, вероятно, топор был изначальным оружием Северного бога грома, от которого произошёл Молот. Турвиллm-Петре упоминает, что лапландский бог грома появляется на барабанах шаманов или с молотом в каждой руке или с молотом в одной и топором в другой (“Миф и религия”, стр.98). Последний вариант предполагает возможность того, что саамы (лопари) сохранили и древнейшее и более новое изображение топора и молота одновременно. Оголовья топоров каменного века рассматривались как воплощения ударов молнии во всех германских странах, и использовались как могущественные амулеты, начиная с бронзового века и далее, что бы защитить дом от всякого зла, особенно от пожара и ударов молнии (такое использование позволяет предполагать, что верные могли бы с успехом помещать железные Молоты наверху своих домашних громоотводов).

По представлениям германских народов гром служил двум целям: он давал плодородие полям (Адам Бременский упоминает, что это было особой функцией Тора, и много топонимов, связанных сельским хозяйством, имеющих часть “Тор” своим элементом, подтверждает такое понимание), и ещё гром демонстрировал мощь бога, борющегося против племени ётунов. Как указывает Аудтрют (Audthryth):



”Не к добру, что современная цивилизация до такой степени отделена от природы и погоды. Мы изолировались от внешнего мира настолько, что ненастная погода или плохой урожай становятся не более чем неудобством. Если выпадает снег, требуется лишь пара дней, что бы сделать дороги проходимыми. Если пропадает урожай, это означает более высокие цены в магазинах, но не голод. Я думаю, из-за этой отстраненности становится трудно иной раз помнить, что Тор играет большую роль и в состоянии погоды, и в прорастании зерна.

Тор был призываем нашими предками, чтобы он принес летние дожди и молнию, которая давала возможность зерну расти, в то же время исторгая разрушительный град. Во многих местах Скандинавии до сих пор ещё верят, что зерно не нальётся без энергии летней молнии. Тор так же способен утишить море, когда налетят шторма. Именно Тора наши предки призывали, что бы успокоить волны и придти благополучно в порт. Лично я всегда ощущаю мощь Тора, когда шторм налетает с горы или с моря.”



Вера в охоту грома за троллями продержалась долгое время: народная быличка в Швеции рассказывает, как удар молнии поразил нечто большое черное в дымоходе некоего хуторянина, нечто покатилось к озеру, когда гром ударил в него снова и оно исчезло. Человек со вторым зрением, который там присутствовал, сказал, что эта штука была троллем, и что гром разбил ему одну ногу, когда поразил дымоход, и затем убил в озере (Симпсон, Скандинавские народные сказки, стр.185-86 (Simpson, Scandinavian Folktale)). Тонар хорошо известен в священных повествованиях Севера как борец с гигантами, без сражений которого не осталось бы на земле людей: за его действия против существ Утгарда ему посвящены несколько скальдических хвалебных поэм (вроде “Торсдрапы” (Þórsdrápa), в которой рассказывается об истории его посещения Гейррёда, причем одним из самых сложных скальдических языком из дошедших до нас – что показывает, что Тора уважал и любил по крайней мере один из наилучших умов языческой эры).

Несмотря на роль Тонара как воина, он, однако, не бог войны, он нигде не показан принимающим участие ни в одном из людских сражений. Он – только истребитель чудовищ, хотя его можно призвать для защиты при любых обстоятельствах. Хокмун замечает, что “Я часто призываю его, когда оставляю дом на любой серьёзный период времени (более одного дня). Так же мой Молот (кулон) оказывает мне поддержку каждый день. Тор, по-моему, является защитником семьи и рода, и призыв его для такой защиты может быть очень действенным.” Как тот, кто часто отправляется в Утгард, Тонар в качестве хранителя путешественников – особенно подходящий бог для призыва странниками. Не слишком давно одна женщина-асатруа, которая обычно обращалась к Фрейе, почувствовала внезапное побуждение повесить свой Молот на зеркале заднего вида перед началом долгого ночного пути. По дороге она была задета сзади пьяным водителем грузовика и её небольшой автомобиль был разбит вдребезги – но она выжила и самое худшее, что с ней случилось – пара ушибов. В древности к Тонару особо обращались для защиты от штормов в море, “Книга о занятии земли” упоминает, что Хельги Тощий верил в Христа, но призывал Тора в морском плавании и в трудных ситуациях (“Книга Стурлы”, 218 (прим. – здесь и далее разметка по главам “Книги” не совпадает с русским переводом)).

В этой теме есть ещё 3 сообщения (-й, -е).

Вы должны быть зарегистрированным пользователем и войти в систему, чтобы просмотреть сообщение (-я) в этой теме.


Регистрация Вход
 
Ответить

Вернуться в «Боги и Богини»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей