Первая Песнь о Хельги убийце Хундинга · Helgakviða Hundingsb

#1
О Вёлунде
Здесь начинается Песнь о Хельги, убийце Хундинга и Хедбродда.
Песнь о Вёльсунгах
1
Древле было,
орлы кричали,
с гор небесных
святы воды текли, —
тогда-то в Бралунде
могучий духом
родился Хельги,
у Боргхильд[1] сын.
2
Ночью в хоромах
норны явились,
младу владыке
жребий судили;
ему, сулили,
быть славным князем,
лучшим вождем, мол,
его прозовут.
3
И так усердно
судьбу спрядали,
что содрогались
в Бралунде стены:
нить золотую
до неба спряли,
до лунных палат,
и там закрепили.
4
К восходу, к закату
пряжу тянули:
все княжьи пределы
ею связали;
ту нить на полночь
Нери сестра
метнула — ему
же полночные земли.
5
Одно тревожит
отпрыска Ильвинга[2],
тож и супругу,
принесшую чудо;
вран грает врану
(сидя на древе,
алчут добычи):
«Мне весть случилась!
6
Стоит в кольчуге
Сигмунда чадо, —
день, как родился
(година грядет!),
а взором вострый,
как взрослый воин
и друг бирючий
(будет нам радость!)».
7
Народ нарек его
ратеводителем;
молва среди воинов:
мол, славное время;
сам же конунг
скачет из битвы,
дабы младому
лук[3] зеленый вручить:
8
дал имя — Хельги —
и земли; Хатун,
Сольфьёлль и Снефьёлль,
и Сигарсвеллир,
Хрингстёд и Хрингстадир,
и Химинвангар,
и меч — змея крови —
дал Синфьётли брату.
9
Там возрастал он,
светильня счастья,
вяз благородный
друзьям на радость:
дарил по заслугам,
щедро платил
златом — добычей
лезвий кровавых.
10
Млад вождь недолго
медлил с войною:
пятнадцать было
князю в ту зиму,
когда пал Хундинг,
им сокрушенный,
долго правивший
людьми и землями.
11
Хундинга отпрыски
казну и кольца
с сына Сигмунда
за то спросили;
они ж умыслили
ему отмщение
за все, что отнято,
за отчую гибель.
12
Младой же не дал им
ни цену крови,
ни возмещения
за то убийство:
сказал, мол, будет им
буря великая
дротов железных
и Одина гнев.
13
Идут воители
на сходбище лезвий,
быть ей назначили
близ Логафьёлля;
мир Фроди нарушен
между ратями,
псы Видрира рыщут,
ища стервятины.
14
Вот вождь после битвы
сидит (убивши
Альва и Эйольва)
у Орлего Камня
(и Хьёварда с Хавардом,
Хундинга семя,
тож изничтожил —
весь род дрота Мимира),
15
и тут блеснуло
у Логафьёлля,
ярко блеснули,
прянули молнии:
с поля воздушного
явились девы,
валькирии в шлемах:
кольчуги их были
забрызганы кровью,
с копий стекал
сверкающий блеск.
16
Сейчас же в чаще
жилища бирючьего
молвит вождь славный
Дисам полуденным,
мол, с воями вместе
в его жилище
не заночуют ли?
(А сеча стучала!)
17
Одна же с коня,
Хёгни дочерь,
молвит ему
(а сеча умолкла);
«Дело мы, девы,
найдем получше,
чем пиво с княжьей
дружиной пить!
18
Родитель мой вздумал
дочерь просватать
в жены могучему
Гранмара сыну, —
я, Хельги, о том, о
Хёдбродде, молвлю,
о гордом вожде,
о котовьем отродье[4].
19
На днях же явится
тот князь за мною,
коль скоро на брань
не вызовешь в поле
и невесту не вырвешь
из рук войсководы».
20
(Хельги сказал: )
«Убийцы Исунга
не бойся, дева!
Лязг будет лезвий,
если буду в живых!»
21
Во все концы
гонцов рассылает
по морю, по небу,
рать собирая,
сулит всевластный
в награду блеск моря
воинам дать
и детям их тож:
22
«Велите немедля
спустить корабли,
плыть к острову Брандей —
там быть наготове!» —
там ждал их конунг,
пока не явились
сотни воинов
с острова Хединсей.
23
С тех берегов
и от Ставнмыса тоже
ладьи отплыли,
златом одеты;
тогда-то Хельги
у Хьёрлейва спросит:
«Не скажешь ли, сколько там
с конунгом войска?»
24
Тот же молвил
младу владыке,
мол, там немало,
у Трёноейр-мыса,
людей-мореходов
в ладьях долгоносых,
сюда плывущих
из Эрвасунда;
25
«Двенадцать сотен
мужей дружинных!
У воеводы же
войско, у Хатуна,
вдвое большее; —
близится бой!»
26
Шатер тут сдернул
кораблеводитель
с ладьи — пробудились
люди владычьи
и видят — светает;
и стали поспешно
ставить на стругах
ветрила шитые
воинство княжье
в Варинсфьорде.
27
Плещут весла,
железо лязгает —
тарч о тарч стучит, —
плывут викинги
(прочь от берега,
бежит резвая,
стая стругов
несет ратников), —
28
будто гром гремит,
как встречаются
сестры Кольги[5]
и кили долгие,
будто в бурю прибой
о берег каменный.
29
Выше парус! —
взывает Хельги;
волны валятся
на плывущих над бездной —
то Эгира дщерь
ужасная хочет
коней морских
опрокинуть и войско.
30
Но Сигрун — с ними:
хранимы ею
рати и струги;
Ран не поймала —
ускользнул от ужасной
олень океана,
княжий корабль,
близ Гнипалунда.
31
Под вечер пришли
они к Унавагару,
в залив корабли
забегали блестящие,
а сверху смотрела
со Сваринсхауга,
уже поджидала их
дружина вражья.
32
Тут благородный
Гудмунд спросит:
«Какой направил
земель владелец
к нашим владеньям
ладьи и людей?»
33
В ответ же Синфьётли[6]
(на дереве реи
он поднял щит красный
со златой обечайкой;
стоял он на страже,
и мог достойно
в словесной распре
расправится с благородным):
34
«Ты скажешь вечером,
собрав своих боровов
и свору собачью,
чтоб корму задать им,
мол, Ильвинги ныне
явились для битвы,
пришли с востока,
от Гнипалунда.
35
Твой Хёдбродд увидит —
здесь Хельги на струге:
из битвы не бегал
вовек, но нередко
конунг орлам
корм задавал,
пока ты в хлеву
вожжался с рабыней».
36
Гудмунд (сказал: )
«Знать, слово древних
ты худо усвоил,
коль скоро знатного
хулой приветствуешь!
Бирючьей радости,
знать, объелся, ведь было:
ты брата родного убил;
ты же, знать, язвы
лизал языком-то;
всем, знать, постыл ты,
ползал в грязи!»
37
Синфьётли (сказал: )
«Ты же был ведьмой
на Варинсей-острове,
лисой-колдуньей,
женой, ложь плетущей:
мол, не желаешь
за мужа кольчужного
ни за какого идти,
кроме Синфьётли.
38
Гнусной, сварливой,
ужасной, валькирией, —
был ты старухой
в хоромах Всебога,
и все-то эйнхерии
бились друг с другом,
мерзкое бабище,
из-за тебя:
39
на мысе Сага
мы породили
девять волчат;
я тем чадам — отец!»
40
Гудмунд (сказал: )
«Сколько я помню,
тем бирюкам
отцом ты не мог быть,
ни их вожаком, —
тебя ж оскопили
близ Гнипалунда
дочери турсов
на Торснес-мысе.
41
Ты, Сиггейра пащенок,
валялся под лавками,
лишь песни бирючьи
приучен слушать;
и все те напасти
теперь ты терпишь
с тех пор, как брату
грудь прободил —
славу позорную
сам себе заработал».
42
Синфьётли (сказал: )
«На Бравеллир был ты
кобылой при Грани,
с уздою златой,
для езды приспособлен;
тебя объезжал я,
голодного, в мыле,
долго гонял,
оседлав, по камням.
43
Гудмунд (сказал: )
«А ты у Голльнира
жил, голодранец, —
молокососом
коз ты доил;
в другой раз ты был
турсовой дочкой,
ходил оборванкой.
Ответь-ка на это!»
44
Синфьётли (сказал: )
«Отвечу, да прежде
у Волчьего Камня
тело твое
вороньё поснедает,
объедки — твоим же
свиньям в поживу
скормлю и собакам.
Побей тебя боги!»
45
Хельги (сказал: )
«Синфьётли, слушай,
не лучше ли вам
встретиться в брани
орлам на радость,
чем словами браниться?
Хотя это правда,
что колецедробителей
распря ярит,
46
и правда, что худы
Гранмара чада,
но должное должно
воздать владыкам:
они доказали
при Моинсхеймаре,
что нехудо умеют
махать мечами».
47
Коней гонят,
скачут воины,
Свипуд и Свейгьод,
до самого Сольхейма:
по долам росным,
по темным угорьям —
земля дрожала,
бежали кони.
48
Из врат же встречь им
идущей рати
сказали: дружина, мол,
приближается вражья;
а Хёдбродд верхом,
в походном шеломе,
вышел и вестников
видит — подумал:
«Что так невеселы
Хнифлунги ныне?»
49
Гудмунд (сказал: )
«К берегу близки
быстрые кили,
снастей олени,
длинные реи,
торчащие мачты,
и тарчей не счесть
войска морского —
веселы Ильвинги! —
50
в заливе, за морем,
вблизи Гнипалунда
на зверях морских
иссиня черных
и золоченых —
всего семь тысяч
(из них пятнадцать
на нашу землю
вышло отрядов),
то рать невиданная!
Хельги не станет
битву откладывать».
51
«Коней гоните —
пусть скачет Спорвитнир
к Спаринсхейду,
а Мельнир и Мюльнир
в лес темный, Мюрквид;
на тинге великом
да ни единый
от дела не лынет
муж, чей меч
может разить!»
52
Зовите же Хёгни
с сынами Хринга,
тож Ингви и Атли,
и Альва, старца, —
им же битва
радостью будет! —
все вместе Вёльсунгов
мы одолеем!»
53
Вихри схлестнулись,
стучат друг о друга
желтые лезвия
у Волчьего Камня;
всюду был первым
убийца Хундинга,
Хельги, в брани,
где рати рубились, —
гневом горящий,
не знающий страха,
вождь отважный
был духом тверд.
54
Тут девы в шлемах
явились с неба
(а сеча все громче!)
на помочь князю;
сказала Сигрун
(скользили над полем,
где волк пожирает
поживу Хугина);
55
«Долго ты, княже,
будешь владычить
на благо людям,
наследник Ингви;
ведь вождь отважный
тобой повержен,
повергший многих
воинов прежде.
56
Тебе достались,
ратеводитель,
и кольца червонные
и невеста преславная.
Многие лета
владей, войсковода,
и дочерью Хёгни
и Хрингстадиром,
землей и победой —
кончилась битва.
Ответить

Вернуться в «Песни о героях»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей

cron