Re: Психологические темы.

#121
Ну это вопрос времени.

"Согласно критериям физических наук, психоанализ не является подлинной наукой… <…> Психоанализ основывается на методах, которые не позволяют повторить наблюдения, не обладают самоочевидностью, или денотативной валидностью, и несут на себе в некоторой степени отпечаток субъективных предубеждений наблюдателя. Когда такой метод используется для открытия психологических факторов, которые должны обладать объективной валидностью, он оказывается совершенно несостоятельным (с) Роберт Сирс (американский психолог)"

Как пример.

Re: Психологические темы.

#122
По большому счету, все, что нужно для счастья, это большой запас спонтанности.

Спонтанность - это свободный поток жизненной энергии.

Чем больше спонтанность у человека, тем лучше он себя чувствует, и физически, и морально.

При высоком уровне спонтанности человек не чувствует ни тревоги, ни ограничений, он чувствует себя так, будто парит в небесах и море ему по колено.

Когда спонтанности совсем мало, человека одолевают страхи, чувство вины (которое тоже страх - наказания, возмездия). Он может находить объяснение этому в событиях жизни, но по большей части это иррационально. Будь у него больше спонтанности, он бы чувствовал себя отлично. Может быть вы видели в фильмах, как герой в ситуации смертельной опасности, смеется над врагами, дурачится и весело сражается с ними? Это действительно так и бывает при очень высоком запасе спонтанности.

Это Фрейд когда-то сказал, что не смерть является противоположностью жизни, а страх. Страх поглощает энергию. Эта мысль встречается у многих классиков, начиная с Гомера, а возможно еще раньше. В древнем мифе о Гильгамеше, Сидури, богиня, к которой Гильгамеш пришел после смерти своего друга Энкиду (отчего он впал в ярость и обиду на богов) и стал упрекать ее за несчастную участь смертных и спрашивать, как получить бессмертие, сказала ему буквально следующее:

Гильгамеш! Куда ты стремишься?
Жизни, что ищешь, не найдешь ты!
Боги, когда создавали человека,-
Смерть они определили человеку,

Жизнь в своих руках удержали.
Ты же, Гильгамеш, насыщай желудок,
Днем и ночью да будешь ты весел,
Праздник справляй ежедневно,
Днем и ночью играй и пляши ты!

Светлы да будут твои одежды,
Волосы чисты, водой омывайся,
Гляди, как дитя твою руку держит,
Своими объятьями радуй подругу -
Только в этом дело человека.

В словах Сидури скрыт великий смысл.

Если жить в страхе и печали, не узнаешь жизни, а смерти не только не избежишь, но и приблизишь ее.

Жить надо весело и отчасти беззаботно, не размышляя о том, что находится вне локуса контроля, вне твоих границ.

Хорошая еда (и ее добыча), игры и танцы на досуге, красивые наряды и омовение тела, рождение и воспитание детей, любовь - вот что питает человека энергией, весь круг ресурсов.

Любые же попытки контролировать то, что находится вне твоего контроля, никак не зависит от тебя, душат поток, сокращают жизненные силы.

Переживая о будущем, боясь его и заранее страдая от возможных невзгод, пытаясь все предвидеть и предучесть, вместо того, чтобы действовать в настоящем и радоваться жизни, человек настолько обессиливает и обесточивает себя, что приходит в это будущее разоренным и истощенным. И не может справиться там даже с простыми проблемами.

А человек с большим запасом энергии, сталкиваясь с проблемами, легко решает их по мере поступления.

Есть популярная точка зрения, что надо быть существом неразумным, чтобы жить весело и легко.

Но сама по себе разумность не портит человеку локус контроля (наоборот, помогает его исправить сознательно), не понуждает человека переживать о тех вещах, которые - вне зоны его контроля. Если задуматься, то как раз это самое неразумное, что может делать с собой человек - отдавать энергию бесполезным размышлениям и переживаниям.

Почему тревога и страх так быстро обесточивают?

Когда страх актуален, то есть человеку грозит реальная опасность в настоящий момент, его мозг ищет пути для защиты и бегства. Огромный резерв энергии бывает брошен на это. Человек должен бежать от врага (или стихии) или сражаться, чтобы спасти свою жизнь и жизнь близких. Весь его организм мобилизуется для того, чтобы помочь человеку выжить.

А что происходит в случае тревоги о том, что вы изменить не можете? Например, вас охватывает приступ ипохондрии и вы думаете о том, что, возможно, чем-то больны, но не знаете чем. Вы хотите бежать и проверить здоровье, чтобы сражаться с болезнью, но понимаете, что простой анализ крови или УЗИ органов вас не успокоят. Болезнь может где-то коварно притаиться. Далее вы начинаете думать о том, что в старости болезни неизбежны и с каждым годом смерть становится ближе. Потом вы думаете про потерю близких и вам становится совсем грустно. Вы сидите и скорбите в своем персональном аду и энергия, которую организм мобилизовал, почувствовав ваш страх, сгорает в огне бессмысленного стресса. Вы никуда ее не направили, вам некуда. Вы печалитесь о том, по отношению к чему вам совсем нечего делать. Ваша энергия мобилизована и уходит в песок, а вы сидите без сил.

То есть беззаботность относительно всего, что не является вашей заботой и не находится в ваших руках, необходима для спонтанности.

Многие читатели, особенно мужчины, до сих пор почему-то думают, что гиперответственность - это хорошо и это признак сильного человека.

Гипер - это слишком, чересчур. Все, что слишком - плохо.

Гиперответственность - признак слабого человека. Он может быть и был бы силен, не будь у него столько гиперответственности. Он все время парится о том, что его не касается, он все время суетится вокруг того, что вне его контроля. От пытается отвечать за то, за что отвечать не может. Сколько энергии он тратит на бесполезные вещи? От терпит крах и разочарование в себе, потому что вообразил себя более сильным, чем является, более влиятельным. Он загоняет себя в стресс и находится в постоянно напряженном состоянии, не имея возможности расслабиться. Гиперответственные люди сгорают быстро и живут еле-еле, преодолевая апатию.

Апатия - это и есть аспонтанность, нехватка энергии из-за ее неправильного распределения.

Главный секрет надо помнить. Никто и ничто не могут забрать у вас энергию, она останется с вами и будет расти, если вы научитесь держаться в границах. Мимо границ нельзя ни говорить, ни действовать, ни даже думать. Кажется, что думать вы можете о чем угодно, это ваше полное право. Право сливать энергию у вас есть. Но зачем оно вам?

Кроме гиперответственности (попытки контролировать все лишнее, чужое) есть и другая крайность, которая действует на спонтанность так же плохо.

Это безответственность перед собой.

Безответственность перед близкими (и нарушения договоров) тоже входит сюда, поскольку все, с кем вы тесно связаны, имеют с вами общую территорию и, вредя им, вы вредите себе.

Но главный враг спонтанности - безответственность перед собой, транжирство и слив всей энергии на сиюминутные удовольствия.

Из-за слива энергии на сиюминутные удовольствия быстро формируются аддикции. И дальше аддикция растет и подчиняет человека, заставляет его отдавать всю свою энергию ей.

Человек безответственный оказывается истощен аддикцией еще быстрей, чем гиперответственный человек в своей апатии. Харибда опасней Сциллы, помните?

Аддикция формируется в тот момент, когда человек снимает с себя ответственность и отдается внешнему потоку "без задних ног". Сначала он еще помнит, что надо бы заняться чем-то другим, переключиться, подумать о долге (перед собой и близкими), но с ростом аддикции все эти мысли начинают казаться ему лишними. Досадными, от которых надо уйти. "Если водка мешает работе, брось ее к черту такую работу". Стресс от попытки переключения тем сильней, чем больше аддикция.

Обратите внимание, как готовность раствориться в каком-то пассивном удовольствии быстро подчиняет себе человека.

Вам что-то очень понравилось и если вы отложите все другие дела, чтобы повторять это снова и снова, в вашем поле начнет расти аддикция.

Аддикция - это быстрый рост валентности (значимости) какой-то фигуры (или вещи, или явления). Чем более пассивный кайф вы получаете, тем быстрей растет аддикция. Если вам приходится напрягать волю и разум и нагружать тело, чтобы получать удовольствие, скорее всего вы будете нуждаться в отдыхе, в перерыве и переключении. Сама по себе нагрузка будет держать вас собранным и поддерживать значимость вашей фигуры, вы не будете забывать о Себе. Волевая работа растит самоуважение, помещает вас в центр вашего поля, делает вас сильней. А вот пассивный кайф отключает волю и сознание, ваша фигура тает на глазах и вы растворяетесь в чем-то, на что "подсели", на чем "зависли", в чем "застряли", что вас "зацепило". И это может происходить быстро. Это касается не только любовной аддикции или химической, этим может стать любая вещь и даже деятельность, которая не требует от вас концентрации, которой вы можете заниматься в полуавтоматическом режиме и получать наслаждение, особенно наслаждение до отключки.

И когда вы пытаетесь вернуться к себе, выясняется, что себя у вас уже нет. Вы не можете опираться на себя, вы сразу чувствуете стресс и вынуждены снова ухватиться за вашу аддикцию, чтобы восстановить равновесие. Именно поэтому любовные аддикты говорят, что не могут работать и жить, если не контактируют с кумиром. А наркоману для терпимого существования нужен наркотик, иначе у него ломка. Для зависимого от спорта вынужденный перерыв в тренировках может стать таким же несчастьем, как для влюбленного разлука с любимым. Он чувствует, что ему не хватает сил на жизнь без бега, без зала.

Вот эта иллюзия, что из аддикции человек берет энергию, возникает, потому что вся энергия человека направлена в одно русло. А спонтанность человек ощущает во время потока. Он чувствует это как свободное дыхание. Пытаясь переключить внимание на что-то другое, человек ощущает заторы на пути энергии и преграды и ему словно не хватает воздуха, он задыхается, его душно и тесно.

Поэтому безответственность и готовность кидаться с головой туда, где вам приятней, забывая о важных вещах, очень дорого стоит.

Выполняя свой долг, заботясь о пище (в том числе завтрашней, в том числе духовной), о разнообразном досуге, о здоровье, одежде и гигиене, о детях и о супругах, обо всем, о чем говорила Сидуре Гильгамешу, вы обеспечиваете себе очень простую и крайне важную вещь. Ваша фигура все время находится в центре и рулит вашей энергией, распределяет ее по всем самым главным сторонам вашей жизни, по всему кругу ресурсов. И вложенная энергия возвращается к вам, в центр, наполняет вас силой, вы приобретаете устойчивость и уверенность, а количество энергии от такого оборота все время растет.

Поток спонтанности течет между двумя берегами, на одном из которых Сцилла подстерегает тех, кто пытается рулить вне своего локуса контроля и лезть не в свое дело, а на другом берегу Харибда ждет тех, кто соблазнится на песни сирен и русалочьи чары и прыгнет с корабля в ее водоворот. В потоке на корабле останется тот, кто не свернет ни вправо, ни влево, а будет плыть вперед, избегая той и другой крайности.


https://evo-lutio.livejournal.com/664293.html
blossom

Re: Психологические темы.

#123
Прототип (от др.-греч. πρῶτος — первый + τύπος — отпечаток, оттиск; первообраз) в когнитивной психологии — абстрактный образ, воплощающий множество сходных форм одного и того же объекта или паттерна, наиболее репрезентативный пример понятия, фиксирующий его типичные свойства.

Благодаря тому, что структуры человеческого знания и памяти включают в себя прототипы как абстрактные образные репрезентации, возможно распознавание образа, даже если он не тождествен прототипу, а лишь подобен ему. Существование прототипа было надежно подтверждено результатами многочисленных экспериментов, которые выявили у испытуемых типичные рейтинги, отражающие степени соответствия примеров многих понятий своему «идеальному» прототипу. Так, например, согласно данным тестов, понятия «яблоко», «персик», «изюм», «винная ягода», «тыква» и «оливка» располагаются в данном списке в порядке убывающего соответствия понятию «фрукт». Аналогичная картина была зафиксирована и относительно примеров понятия «птица». Для понятия «четное число» прототипом служат числа 8 и 22, а для понятия «нечетное число» — 7 и 13.

По всей видимости, мы абстрагируем прототип из когнитивной информации, содержащейся в нашей памяти, используя для этого неосознаваемые холистические стратегии правополушарного пространственно-образного мышления. Наиболее часто используемая здесь стратегия состоит в абстрагировании прототипа и сравнении степени различия между ним и соответствующими паттернами. Ряд проведенных когнитивными психологами экспериментов, в частности, показывают, что некоторые прототипы формируются на основе часто встречающихся признаков (например, индивидуальные черты человеческого лица), которые имеют больше шансов сохраниться в памяти, если они чаще воспринимались. Мы также можем создавать прототипы на основе усредненных характеристик отдельных примеров или путём абстрагирования отдельных, перцептивно выделенных, «типичных» образцов. Также возможно формирование прототипов в условиях, когда мы сталкиваемся только с его разновидностями. Причём правила, соотносящие признаки в мысленном образе, не так хорошо удерживаются в памяти, как сами признаки. Поэтому формирование прототипа, вероятно, включает в себя два относительно автономных процесса — выявление информации о признаках паттерна и информации об отношениях между признаками. Эти два процесса протекают с разной скоростью. Выявление взаимосвязей признаков — процесс более медленный, чем выявление самих признаков.

В когнитивной психологии разработаны две теоретические модели формирования прототипа. Первая — модель центральной тенденции — предполагает, что прототип есть хранящийся в памяти абстрактный образ, представляющий собой нечто среднее из всех относящихся к нему примеров. Вторая — частотная модель — исходит из допущения, что прототип содержит наиболее часто встречающееся сочетание признаков, свойственных некоторому набору паттернов (экземпляров). С этой точки зрения прототип — это синоним «наилучшего примера» из некоторого множества паттернов. Обе модели нашли экспериментальное подтверждение, которое скорее всего свидетельствует о наличии у людей двух различных мыслительных стратегий формирования прототипа. По-видимому, соотношение между этими стратегиями и относительное доминирование одной из них связано с когнитивной эволюцией, эволюцией пространственно-образного мышления.

Re: Психологические темы.

#124
Что такое харизма с точки зрения науки и как ее развить

Изображение

Харизматики правят всем. Главные лисы мира сего, они убедят вас поверить в Бога, работать по выходным, избирать их в президенты и раздавать деньги незнакомцам. На протяжении 2000 лет харизма рассматривалась как уникальный, необъяснимый и врожденный дар — либо вылез ты на свет божий с улыбкой Джорджа Клуни, либо прячься по углам на вечеринках и крестись перед публичными выступлениями. Однако научное сообщество утверждает — все не так безнадежно. Вместе с ним мы разбираемся, что же такое харизма, как работает ее магическая сила, можно ли измерить харизматичность и, самое главное, можно ли ее приобрести. А также — причем здесь «нео».

Представление о харизме как о мистическом даре досталось нам от Рудольфа Зома, давно всеми забытого раннехристианского автора. Именно он первым ввел понятие в обиход и предопределил значение слова на следующие пару тысяч лет. Согласно теологической концепции, харизма — это (буквально) божественная искра, благодать, рука Господа на плече избранного, направляющая его по тропе мессианства. Именно так звучит мировая концепция харизмы номер один.

Номер два возникла в начале прошлого века, когда немецкий философ и социолог Макс Вебер зафиксировал слом в представлении о сверхъестественном и плотно сшил восставшее из пепла понятие с идеей господства. А точнее, манифестировал харизматическое лидерство как идеальную его форму.

По Веберу, быть харизматиком означает быть Иисусом, Александром Македонским или Ахиллом — в числе образцовых харизматических качеств заявляются сверхъестественные способности, пророческий дар, выдающаяся сила духа и слова.
Классическое веберовское определение сводится к тому, что харизма является особым свойством личности, благодаря которому ее считают сверхчеловеческой или как минимум одаренной. Именно на этом описании основывается или к нему так или иначе ссылается значительная часть последующих исследований вплоть до 90-х годов.

Таким образом, ведущие мировые концепции связывали харизму с двумя основополагающими вещами — избранничеством и способностью воздействовать на людей сверхъестественным образом. Всенародное представление о «врожденности» и «необъяснимости» этого качества — прямое следствие такого связывания, отсюда и железобетонный стереотип. Ткнем его эбонитовой палочкой науки — быть может, пришла пора его похоронить.

Как работает харизма

Если засунуть в ФМРТ-аппарат собеседника условного Джорджа Клуни, пока тот в красках рассказывает свою фирменную байку, выяснится, что информация попадает в мозг слушателя не совсем обычным образом. Исследователи выяснили, что в момент восприятия харизматической речи мы не задействуем аналитическое мышление, логику, внимательность, регуляцию и прочие дары рационализма, так как у нас активируется совсем другая нейронная структура — сеть пассивного режима работы мозга (СПРРМ).

Сеть пассивного режима работы мозга отвечает за способность мечтать, ударяться в размышления об окружающем и ностальгировать. Она не только плевать хотела на сотрудничество с аналитическим центром, но зачастую подавляет его.
Именно по этой причине мы не можем точно процитировать харизматичного рассказчика, даже если нам кажется, что мы помним все слово в слово.

Еще более иррациональными мы становимся, когда перед нами возникают известные лидеры калибра Стива Джобса. Впрочем, это работает и с голливудскими актерами: и тех и других мы воспринимаем как могущественных харизматиков еще до непосредственной встречи. Эффект заочного очарования подробно описывает популярная в современной когнитивистике теория «структуры предикативного кодирования». Ее суть в том, что наш контакт с миром опосредуется внутренними представлениями о нем. Это объясняется манерой работы нашего мозга: он одержим прогнозированием, он, собственно, только им и занимается — прогнозированием и распознаванием образов. Информацию для того и другого он получает от восприятия, включающего не только заезженные пять чувственных каналов, но еще и комплекс наших ожиданий.

Именно поэтому, когда мы оказываемся рядом с человеком, имеющим в активе армию поклонниц или компанию Apple, наш мозг не тратит энергию на анализ и перепроверку данных — команда «доверять» отдается бессознательно.
Предельный вариант отказа от внутреннего рационалиста — это состояние блаженного паралича в присутствии харизматической личности. Как правило, он настигает нас рядом с людьми, имеющими репутацию, как определил бы ее Вебер, пророка, героя или предводителя.

Состояние восхищенного оцепенения, сходное с гипнотическим, разобрал по косточкам Йохен Менге, изучающий организационное поведение и эмоциональное воздействие харизмы в Кембридже. Согласно его терминологии, мы имеем дело с «эффектом благоговейного страха». В ходе экспериментов Менге обнаружил парадоксальную особенность — эффект проявляется с одинаковой силой и у благоговеющих в открытую, и у тех, кто не возвеличивает харизматика, а лишь осведомлен о его заслугах. Такое равенство-братство происходит потому, что, подсознательно выказывая уважение, мы невольно сдерживаем интенсивность собственных переживаний. Психологии давно известен исход такого трюкачества — переживания усиливаются.

По словам Менге, «эффект благоговейного страха» буквально вводит нас в состояние транса. Это многое объясняет в том, каким образом коротышка со специфической внешностью Адольф Гитлер, которого часто поминают как классический пример харизматика, объявил себя и свою сомнительную компанию потомками чистокровных арийцев.
Гитлеру подсобила и тысячелетняя история взаимоотношений лидеров и масс. Согласно эволюционной теории, общество с древних времен предпочитало следовать за харизматическими лидерами. Современные исследователи приписывают это наличию или остаткам магического мышления в головах древних и модернизированных людей соответственно. В более поздней редакции, когда люди перестали убивать куриц во имя Перуна, стремление идти за харизматиками соединилось с желанием отказаться от собственной свободы. Равно как и с жаждой снять с себя ответственность, побороть одиночество и убить ощущение социальной потерянности. Добровольное стремление сдаться в рабство, но не упасть в грязь лицом, подробно описал немецкий социолог и философ Эрих Фромм.

Согласно его концепции, человеку так осточертело собственное «я», отягощенное всем комплексом вышеперечисленных проблем, что ему гораздо проще идентифицироваться с магнетической личностью, избавляясь от всего сразу.
Кстати, тот же механизм задействует садомазохизм.

Фрейд в «Психологии масс и анализе человеческого Я» пишет о том же мучительном желании индивида принести свою свободу в жертву. По Фрейду, в фигуре лидера большинство видит отца (неожиданно!) или копирует модель отношений с ним, а сама привычка следовать за харизматиком закладывается в системе «ребенок–родитель». Согласно недавним исследованиям, этот процесс можно воспринимать более чем буквально: харизму во многом модулирует нейропептидный окситоцин, отвечающий за привязанность детей к родителям.

Таким образом, с одной стороны, мы имеем «гипнотический» эффект (иррациональность), а с другой — внутренние желание и потребность попасть под чье-то влияние (добровольчество). Именно эти два фактора будут эксплуатировать ученые неохаризматической школы, которые впервые категорично заявят о том, что харизма не является врожденным качеством и ей можно научить. Ярые энтузиасты, они еще и подтвердят свои слова экспериментально.

Как заставить харизму работать

Если обратиться к дельфийскому оракулу современности Гуглу и спросить у него насчет неохаризмы, ответ будет выдержан точь-в-точь в духе античного предсказателя — бессвязная ересь на тему религиозных перверсий, приглашения вступить в секту или посетить собрание в кафе «Миссионер». Сразу оговоримся — мы ведем речь о сугубо научном термине.

С середины 90-х годов и до наших дней теоретики неохаризматического направления бьются за демократичное перераспределение божественного дара. Для этого они исследуют харизму в организациях, устроенных по формуле «лидер и последователи + корпоративное мифотворчество».
Такая система позволяет им вплотную подобраться к прозаической стороне харизмы, очищенной от налета сверхъестественности.

Джон Антонакис, профессор Лозаннского университета, занимающийся проблемами организационного поведения и яркий неохаризматический ученый, рассматривает харизму как символическое влияние, основанное на эмоциях и идеологии. С его точки зрения, диада «эмоция–идеология» (или «чувства–ценности») и есть функциональная база, при помощи которой ту самую «гипнотическую» ауру можно воссоздать искусственно. Такой концепции на руку не только наше добровольное желание поддаваться влиянию, но и иррациональность восприятия — так как мы считываем сигналы на интуитивном уровне, у нас нет возможности отрефлексировать, откуда именно они пришли. Как мы уже знаем, наш мозг запрограммирован таким образом, что обмануть его, к примеру, выдав искусственное за естественное, вполне возможно.

Вооруженные новым пониманием харизмы, Антонакис и его команда смоделировали поистине комичную ситуацию: ученые в течение нескольких недель обучали офисных клерков быть более харизматичными.
Антонакис, как большой фанат Аристотеля, положил в основу тренинга его риторическую систему, добавив несколько примочек из актерских практик. В итоге команда разработала 12 вербальных и невербальных скиллов, или CLT (Charismatic Leadership Tactics), которые и прививались офисному планктону всех калибров — от биг-боссов до начальников хозяйственного отдела. В процессе обучения подопытные осваивали CLT, а также просматривали видео с выступлениями харизматиков, приостанавливая их каждые пару секунд, чтобы запомнить и впоследствии скопировать поведение, а также проследить реакции слушателей. В качестве «домашки» работники записывали селфи-видео и анализировали уже собственную персону.

До и после опыта проводился опрос среди сотрудников компании и тех, кто видел записи выступлений каждого из участвующих менеджеров. Во всех случаях прошедших обучение клерков оценили не только как более харизматичных, но еще и как суперэффективных начальников. Последний пункт — довольно спорный. Параллельное исследование доказало ровно обратное.

В ходе эксперимента было выявлено, что харизматиков зачастую ассоциируют с межличностными войнушками, эгоцентризмом и средней продуктивностью из-за отсутствия стратегического мышления.
Но к харизме вопросов нет — ученым действительно удалось, как в незабвенной игре «Симс-2», прибавить героям обаяния путем упражнений.

К слову, упоминаемые выше Адольф Гитлер и Стив Джобс могли бы стать отличной рекламой для установок неохаризматической школы. Первый прославился как обладатель магнетических глаз, дара мимикрии и аномально действенного риторического дара, хотя в бытность свою солдатом в 1914-м он не имел в наличии ничего из перечисленного. Культ личности и регулярный тренинг сделали свое дело. Как и в случае с Джобсом, который в начале своей карьеры слыл стеснительным, бубнящим и конфузливым публичным оратором, проваливающимся на каждой презентации.

Для современного человека, не имеющего возможности состряпать себе культ личности, роль идеологической подпорки может отчасти заменять медийный образ в социальных сетях, но такой способ мифотворчества при случайном знакомстве на улице или вечеринке никак нам не поможет. А посему остается только харизма «чистяком», именно ее изучением занялись канадские ученые.

После объемного социологического исследования они выяснили, что харизма сводится к двум факторам — влиятельности (лидерские интенции) и приветливости (приятность в общении).
По той же схеме уже многие годы работает Оливия Фокс Кабейн, рок-звезда среди коучей по харизме. Ее аналогичные ключевые факторы — сила и теплота.

Очертить их более конкретно поможет тест, созданный канадцами. Чтобы определить уровень собственной харизмы, нужно, положа руку на книгу Оливии Фокс Кабейн, по шкале от 1 до 5 оценить несколько суждений: «Я всегда в центре внимания», «Я могу влиять на людей», «Я умею руководить группой», «Я могу помочь человеку чувствовать себя комфортно», «Я часто улыбаюсь людям», «Я могу поладить с кем угодно». Полученное число делим на шесть и получаем искомую сумму. Если она больше 3,7, у нас для вас хорошие новости. Особо любопытно во всем этом то, что результаты самостоятельных оценок по этому тесту, как доказали исследователи, совпадают с суждениями окружающих людей.

Но измерить собственную харизму можно и без методологий глянцевых журналов.

Алекс «Сэнди» Пентланд из Массачусетского технологического института довел научную логику до триумфального конца и померил «сверхъестественный дар» с помощью технического аппарата. Прибор оценивал жестикуляцию, тембр голоса и прочие физиологические особенности, подходящие под определение «честных сигналов».
Если упростить терминологию, ЧС — это аналог брендовых шмоток в биологическом мире. К ним относятся яркие и бесполезные признаки, существующие только для того, чтобы окружающие считывали посыл «могу себе позволить». К примеру, эффектный павлиний хвост. Ничего нового Пентланд и его команда не открыли (энергичные и общительные люди считаются более харизматичными, ну и новость!), но доказали очевидность они крайне эффектно. Отслеживая харизму с помощью своего прибора, исследователи с точностью до 1000 долларов угадывали годовую зарплату проходящих собеседование подопытных, не слыша диалога за стеклом (речь идет о США, где годовая зарплата начинается от 20 тысяч, то есть погрешность максимум 5 %. — Прим. ред.). Запредельная точность стала возможна благодаря тому, что сигнальную систему мы используем со времен мамонтов, а вербальную лишь около 50 тысяч лет.

Природный фатализм просвечивает и в области харизматического потенциала — у некоторых людей он выше по чисто биологическим причинам.
К примеру, людям, не особо интеллектуальным, но быстро соображающим, проще стать душой компании. Скорость мышления позволяет им манипулировать реакциями и юморить по ситуации.

Также повезло имеющим низкий тембр голоса, высоким и хорошо высыпающимся (самое время предъявить все тех же низкорослого Адольфа Гитлера и трудоголика Стива Джобса).

В научном мире все еще ведутся споры: кто-то утверждает, что понятие харизмы пора заменить на «пассионарность» Гумилева или «витальную личность» Ницше. Другие называют неохаризматических ученых мошенниками, а к результатам их работы пришпиливают клеймо «псевдохаризмы». Неохаризматические ученые кладут с прибором и продолжают спасать слабых и холодных от социального забвения. Если кто-то из читателей страстно хочет научить себя харизме, советуем последовать их примеру.

В конце концов, действие «класть с прибором» зачастую харизматично само по себе.
blossom

Вернуться в «Разговоры на свободные темы»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

cron