ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ АСТРОЛОГИИ «ГРЕЧЕСКАЯ» И «АРАБСКАЯ»?

#1
Существует ли некое безусловное единство в традиционной астрологии? Насколько правомерны термины "греческая" или "арабская" астрология? Насколько одна является приемницей другой?
Часть 1. Почему традиционная астрология «греческая»? Основы дошедших до нас методов интерпретации астрологических карт формировались, начиная примерно с 3 века до н.э. в Александрии. Эти методы представляли из себя комбинацию методов и концепций вавилонской, греческой и египетской астрологий.
Первые трактаты и большинство из дошедших до наших времен античных астрологических произведений были написаны по-гречески. Именно потому мы называем античную астрологию «греческой», хотя она никогда не была совершенно эллинской. Исключение, например, составляют Марк Манилий (1 век) и Фирмик Маттерн (4 век) – их труды написаны на латыне.
Во 2 веке сформированная таким образом астрология перейдет в Индию, в 3 веке – в Персию.
В период от 3 века до н.э. и до Клавдия Птолемея (2 век н.э.) сформировались основные базовые понятия и инструменты/методы «античной астрологии», более или менее согласные друг с другом в своих основах, по крайней мере об этом свидетельствуют дошедшие до нас труды (как правило, не полные), ссылки авторов на те или иные концепции и других авторов.
В один век с Птолемеем трудился в Египте Веттий Валенс. Интересно описание собственного пути разговорчивого Валенса: «Многие излагали свои взгляды <...> другие оставили своим читателям наследство из великих ошибок <...> добавляли ложные системы, которые привели многих к разочарованиям, а заложившие основы науки не дополнили ее примерами. Мы странствовали по многим землям и пришли в Египет, где столкнулись к жадными учителями. Движимые энтузиазмом, мы заплатили им деньги, но не получили правды. Выбрав одинокую и аскетичную жизнь, мы занимались другими делами, но величайшая из математических наук позвала нас обратно. <…> Мы провели много времени в труде, и много экспериментировали вместе с теми, кто также жаждал постичь это знание, Сам Бог, через Провидение, помог нам и дал это знание через одного ученого человека. Мы приняли это как основу знаний, добавили свои труды и мы достигли заветной цели. Мы дополнили теоремы своим собственным опытом, благодаря соучастию многих людей».
Возможно это был типичный путь формирования астрологических основ, возможно, другие астрологи перенимали основы знаний такими, какими получали в филосфских школах, не рефлексируя и не проверяя опытом. Астрология была частью общих идей об устройстве мира. Возможно разность этих идей и явилась причиной всех вариаций методов и подходов античной астрологии.
У Манилия есть идеи о том, как астрологи представляли себе взаимодействия звезд и судьбы. Боги говорили с человеком на языке неба. Гармония или дисгармония неба показывала намерения богов повернуть судьбу в ту или иную сторону. Об этом же говорит Плотин (3 век, основатель неоплатонизма) :» «Мы уже говорили ранее, что ход планет указывает на то, что должно произойти с каждым человеком, но не производит этого, как многие думают».

Аристотель, за которым следовал Птолемей, развил свое учение от противного к платоновскому. Платон утверждал, что есть некий мир идей, идеи существуют вне призрачного материального мира. Аристотель утверждал, что идеи неотделимы от материального мира и имеют свое бытие только в материальном мире. Следоватеьно, планеты становятся физическими причинами. Для Птолеме, идея, которую несут Планеты, неотделима от самого физического движения. Воля богов или мир идей-архетипов, которые ассоциировались со знаками и ликами, сменявшими в друг друга, появляясь над горизонтом и отражая волю богов, отрицается Птолемеем. В его Четверокнижии мы найдем лишь легкое упоминание о важности планет в знаках, ликах/деканах. Термы заменены на некую математическую систему, которую Птолемей якобы нашел в старой книге, «такой старой, что и название и автор истерлись». Птолемей - это мир в себе. Отдельная астрология, призванная поддержать аристотелево учение и астрономические модели Альмагеста.
Перенимая те или иные методы античной астрологии, нужно иметь в виду, что за всем этим стоят еще и философские, иногда религиозные идеи, также как и математические модели.
Что за век такой - 2 век н.э., и почему авторы выбирали греческий? В том числе и Птолемей, для которого греческий не был родным, как отмечают исследователи его работ. С 1 века до н.э. начинается завоевание Греции Римом. Ко 2 веку н.э. в эпоху Антонинов, Афины представлялись землей обетованной для любого, кто искал знаний и просвещения. В римскую Грецию ехали учиться, учителя из Греции потоком хлынули в Рим, во всю огромную римскую империю. Греческий был языком ученых, каким позже станет латынь в срединие века или английский в наши дни – чтобы быть на мировом уровне, быть услышанным и принятым всерьез, нужно излагать научные идеи на этих языках.
Индийская астрология пришла в Индию до идей Птолемея, поэтому во многом сохранила самые старые техники эллинистической астрологии.
В 3 веке астрология приходит в Персию, в 7 веке все разрушено исламским завоеванием, в 8-9 веках то, что осталось, переводится на арабский.

Часть 2. Арабский период.
В конце 8 века арабы, завоевав значительные территории, начинают искать знания. Знания сохранились в Византии, после того как в 5 веке Западная Римская Империя приходит в упадок. Оттуда поток книг на греческом устремляется в Багдад и другие центры науки исламского мира. Переводы делают знания доступными. Греческие, персидские и индийские астрологические трактаты заполонили Багдад .
Арабская астрология сформирована на основе греческой, с добавлениями, например, лунных стоянок на основе индийской, некоторых фиксированных звезд, циклов фирдаров и т.д. Но не только! Труды Птолемея, как и труды Аристотеля, были преведены на арабский и оказали огромное влияние на развитие арабской астрологии. Арабская астрология представляет из себя некое целое из древних греческих трактатов, переработанной эллинистической, индийской и персидской астрологий и все это круто замешано на Птолемее. Более того, учения должны соответствовать представлениям о Боге Ислама 8-11 веков.


Изображение


На иллюстрации представлен Сократ и его ученики (из труда на арабском языке 13 века) - некий симбиоз греческой и арабской культур



Термин «арабская» астрология описывает средневековые труды 8-12 веков, написанные на арабском языке, но необязательно арабами, но обязательно арабофонами. Были и христиане и евреи и персы, и сирийцы.
Машаллах – первый из череды арабофонов, персидско-еврейский астролог, знал греческий, персидский, служил при дворе халифа Багдада в конце 8 века. Его ученик Аль-Кхаят – 9 век. За ним идут Абу Машар – персидкий астролог 9 века, Аль-Бируни –персидский ученый 10-11 веков, за ними третье поколение Ибн Езра – еврейский философ и астролог 11-12 вв, и его старший современник Абрахам Бар Хийя уже занимался переводами с арабского на латынь, после посещения Прованса выяснил, что «во Франции не знают наук». Ибн Езра занимается переводами на иврит.
Как видим, название «арабская астрология» довольно условно, также как и «греческая астрология». Движение перевода создавалось при дворах халифата и дало свое название, однако не всегда учеными-арабами, и со временем переросло в обратное – переводы с арабского на латынь для Средневековой Европы.
Затем эти труды на арабском переведены на латынь. Этими переводами пользовался Гвидо Бонатти, создав объемистый сборник по Астрологии в 13 веке: Guido bonatus de forlivio: Decem continens tractatus astronomie, который позже стал известен как Liber astronomicus. Труд написан в форме компиляции из трудов известнейших традиционных астрологов эллинистической, но более всего персо-арабской эпохи Астрологии. Существует легенда 14 века, согласно которой, Султан Багдада сделал огромный подарок Императору Священной Римской Империи Фридриху II - отправил в дар Книгу Судей, которая представляла из себя компиляцию теории Вопросов (или «хораров», как мы говорим сейчас) персо-арабских авторов 8-9 веков. Более, чем вероятно, Гвидо Бонатти, служивший Императору, мог ознакомится с Книгой Судей, и решив продолжить начинание, создал свой труд-сборник по Астрологии. В этом труде он чередует свои научные познания в Астрологии с цитатами различных авторов – от Птолемея, Трисмегиста к арабским авторам. Но более все же использует авторов арабского периода, нежели эллинистического.

Часть 3. В качестве иллюстрации о том как все это было, и насколько философия и религия способна влиять на астрологию, приведу краткий перевод статьи Петера Адамсона – профессора философии Университета Мюнхена.
«Арабаские переводчики сделали гораздо больше, чем просто сохранили греческую философию
Европейские античные философы писали в основном на греческом. Филососфия всегда ассоциировалась с эллинистической культурой. Даже император Марс Аврелий написал свои Размышления на греческом.
У философов исламского мира был очень хороший доступ к элинистическому интеллектуальному наследству. В Багдаде 10 века, у читателей на арабском языке был такой же доступ к трудам Аристотеля, как у читателей на английском в наши дни. Это стало возможным благодаря хорошо организованной системе переводов, развернутой во времена аббасидского халифата, начиная во второй половины 8 века. Оплачиваемое на самом высоком уровне, иногда даже халифом или его семьей, это движение перевода старалось перенести греческую философию и науку в исламскую культуру. Их империя обладала ресусами – не только финансовыми, но и культурными. Во времена от поздней античности и до подъема ислама, греческий язык сохранился, как язык интеллектуальной деятельности среди христиан, особенно в Сирии. Поэтому когда мусульманская аристократия решила перевести греческую флософию и науку на арабский язык, она обратилась к христианам. Иногда греческий труд мог быть переведен на ассирийский и затем на арабский языки. Греческий – не семитский язык, поэтому переводчики переходили из одной языковой группы в другую. В начале не существовало даже устоявшейся терминологии для выражаения философских идей на арабском языке.
Что же заставило аббасидский политический класс поддерживать такое огромное и сложное предприятие? Основные труды по инженерии и медицине вероятно имели практическое применение. Но почему переводчикам платили значительные суммы за перевод аристотелевой Метафизики? Помимо практического применения, был, видимо, и другой мотив – политический. Халифы желали установить свою собственную культурную гегемонию, способную конкурировать с персидской или византийской культурой. Они хотели доказать, что способны поддерживать эллинскую культуру лучше, чем говорящая на греческом Византия, застигнутая врасплох иррационализмом христианской теологии.
Мусульманские интеллектуалы видели в греческих текстах источник лучшего понимания и защиты своей собственной религии. Первым, кто воспользовался такой возможностью был аль-Кинди, о котором оворят, как о первом философе писавшем на арабском (умер около 870 г). Он мог наблюдать за христианскими учеными, переводящими греческий на арабский. Если Метафизика Аристотеля бывала местами малопонятна, то переводы Плотина порой принимали форму свободной парафразы с новыми дополнениями.
Те кто занимался переводами философских трудов с иностранных языков, знают, что для совершенства перевода необходимо глубоко понимать то, что переводишь. Читатель, у которого нет возможности следовать за оригинальным текстом, оказывается на милости переводчика.
Вот мой любимый пример: Аристотель употребляет слово «eidos» в значении «форма» («вещества сделаны из формы и материи») , также «вид, разновидность» («человек – вид подпадающий под гений животного»). Но в арабском, как и в английском, существуют два разных слова. В итоге переводчики на арабский должны были решать всякий раз, наталкиваясь на слово «eidos“, какую из двух концепций Аристотель имел в виду. Не всегда это было очевидно. «Арабский» Плотин пошел еще дальше, существенно вмешавшись в оригинальный текст. Это помогло выявить соответствие учения Плотина о монотеистической теологии авраамической вере во Всемогущего единого Создателя.
Нет полной уверенности, но вероятно, аль-Кинди сам не занимался переводами, и вероятно, не очень хорошо знал греческий. Но записано, что он «вносил исправления» в арабский вариант Плотина, что могло означать также и внесение собственных идей в текст. Очевидно аль-Кинди и его коллеги считали, что «истинный» перевод - тот, который доносит правду, а не тот, что верен оригинальному тексту.
Аль-Кинди написал также серию собственных трудов, как правило в форме писем своим начальникам, также самому халифу. В этих письмах объясняется важность и сила греческих идей, и как эти идеи могли бы доказывать интересы Ислама 9 века. На самом деле, он был как бы агентом по связям с общественностью для эллинских идей. Его оригинальность состоит в попытках принять и адаптировать идеи эллинизма. Аль-Кинди пытается идентифицирвать первый принцип Аристотеля и Плотина с Богом Корана, и путь к этому был проложен теми переводами, которые уже называли этот принцип Создателем. Он знал то, о чем мы забыли сегодня: перевод философских работ может быть мощным способом философствования.»

vlada bern
blossom
Ответить

Вернуться в «Астрология. Теория.»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: magus_druide и 1 гость

cron