Эйрик из Вохсоуса Eiríkur í Vogsósum (1638–1716)

#1
О том, как пастор Эйрик спасал женщин от злого духа
Eiríkur frelsar konur frá óvættum


Один крестьянин, добрый знакомый пастора Эйрика, возвращался как-то весной из Ньярдвика после зимнего лова рыбы. Ехал он верхом, лошадь всю зиму держал он при себе. По пути он заехал в Вохсоус к пастору Эйрику. Тот вышел на порог, обнял крестьянина и спросил, как идут дела. Крестьянин ответил, что дела идут неважно — лошадь за зиму отощала и плохо подкована.
— И все-таки тебе надо спешить домой, — сказал Эйрик, — твоя жена лежит при смерти, в нее вселился злой дух.
— Что же мне делать? — испугался крестьянин.
Эйрик подошел к его лошади и поплевал ей на копыта.
— Ничего, поезжай, — сказал он. — Лошадь покуда терпит, и мне сдается, что она выносливая. Как подъедешь к амбару, услышишь там крики своей жены. Беги скорей туда, не здоровайся, а только скажи духу: «Эйрик из Вохсоуса хочет тебя видеть», и посмотришь, что будет.
Поблагодарил крестьянин за добрый совет и уехал. Лошадь его бежала бойко, и он поспел домой в тот же день. Из амбара доносились женские крики. Крестьянин сделал все, как ему велел пастор Эйрик. Его жене сразу стало лучше, а вскоре она и совсем поправилась.
В тот же вечер кто-то громко постучал в дом пастора Эйрика, он сам вышел на стук и немного погодя вернулся в комнату. У него спросили, кто приходил.
— Да это ко мне, по делу, — ответил Эйрик.
А когда крестьянин снова поехал ловить рыбу, он щедро отблагодарил пастора Эйрика за помощь.
* * *

Как-то у молодого женатого крестьянина с островов Вестманнаэйяр пропала жена. Дело было так.
Однажды утром она встала и, пока муж еще спал, пошла развести огонь. Крестьянин проснулся и не может понять, почему жена так долго не возвращается, его даже досада взяла. Посмотрел он в доме — ее нигде нет. Вышел он на улицу, стал у всех спрашивать, однако жена его как в воду канула. Весь поселок поднялся на поиски, но ее нигде не нашли.
С горя крестьянин слег, перестал есть, спать и день ото дня становился все слабее — тяжко ему было жить, не ведая, какая судьба постигла жену. Люди считали, что и его конец не за горами, от утешений ему становилось только хуже. Но вот однажды приходит к нему приятель и говорит:
— Если ты соберешься с силами и встанешь, я дам тебе верный совет, как узнать, что сталось с твоей женой.
— Я с радостью это сделаю, — отвечает крестьянин.
— Тогда поднимайся, поешь и поезжай в Вохсоус к пастору Эйрику. Уж он-то точно скажет тебе, куда делась твоя жена.
Обрадовался крестьянин доброму совету, поел, приободрился немного и отправился в путь. Вот приехал он в Вохсоус. Пастор Эйрик вышел, обнял приезжего и спросил, какое у него дело. Крестьянин рассказал пастору, что у него пропала жена.
— Сразу я не могу сказать, что сталось с твоей женой, поживи у меня несколько дней, я постараюсь тебе помочь, — сказал пастор Эйрик.
Крестьянин согласился.
Прошло дня два или три. И вот приводит Эйрик двух белых коней — одного красивого и холеного, а другого тощего и облезлого. Тощего Эйрик велит оседлать для себя, а холеного — для крестьянина.
— Ну, поедем, — говорит он.
— Да разве на этаком одре можно ехать? — удивился крестьянин.
Но Эйрик сделал вид, будто ничего не слыхал, и они тронулись в путь. Дул сильный ветер, хлестал дождь. Когда они миновали устье реки, одер побежал быстрее. Крестьянин изо всех сил старался поспеть за Эйриком, но тот очень скоро скрылся из глаз. Долго крестьянин ехал один и наконец подъехал к Окружным скалам. А называются они так потому, что стоят на границе двух округов — Ауртнесса и Гудльбринги. Эйрик был уже там. Он раскрыл толстую книгу и положил ее на самый большой камень. По-прежнему бушевала непогода, но ни одна дождинка не падала на страницы книги. Эйрик обошел камень против солнца, что-то бормоча про себя.
— Смотри внимательно, сейчас появится твоя жена, — сказал он крестьянину.
Тут из камней и скал вышло множество народу. Крестьянин оглядел всех и каждого, но его жены среди них не было.
— Нет ее здесь, — сказал он Эйрику.
— Спасибо вам, что пришли, и ступайте с миром, — обратился Эйрик к пришельцам.
При этих словах они исчезли. Эйрик перевернул в книге несколько страниц, и все повторилось сначала. Потом Эйрик вызвал духов в третий раз.
— Ты уверен, что ни в первый, ни во второй, ни в третий раз твоя жена здесь не появлялась? — спросил он у крестьянина, когда исчез последний дух.
Крестьянин ответил, что ее точно не было.
— Нешуточное это дело — помочь тебе, — сказал Эйрик, помрачнев. — Ведь я вызывал сюда всех духов земли и моря, каких только знаю.
Потом он достал из-за пазухи катехизис, заглянул в него и произнес:
— Вызываю супругов из Хауюхлида!
Он положил раскрытый катехизис сверху на книгу и снова обошел камень против солнца. И тут же появилась супружеская чета, они несли стеклянный дом, а в том доме сидела жена крестьянина.
— Плохо вы сделали, что отняли жену у мужа! — сказал Эйрик духам. — Ступайте к себе и впредь так не делайте. И пусть мой гнев будет вам наказанием.
Духи исчезли, а Эйрик разбил стеклянный дом и выпустил женщину на волю. Потом он посадил ее на своего коня позади себя, собрал книги и хотел ехать, но крестьянин остановил его.
— Пусть моя жена едет со мной, — попросил он. — Твоему одру не свезти вас обоих.
— Это еще неизвестно, — ответил Эйрик, тронул поводья, и конь вместе с седоками исчез на востоке Лавового поля. Крестьянин тоже поехал в Вохсоус. Эйрик уже ждал его там. Ночью он уложил жену крестьянина на свою постель, а сам лег рядом на складную койку.
Утром крестьянин стал собираться домой.
— Неразумно отпускать тебя одного с этой женщиной, я сам провожу ее, — сказал Эйрик.
Крестьянин поблагодарил его. Пастор Эйрик снова сел на своего одра, посадил женщину впереди себя и тронулся в путь. Крестьянин поехал следом. И на этот раз Эйрик быстро ускакал вперед, и крестьянин не видел его, покуда не доехал до дому. Вечером крестьянин с женой легли спать, а Эйрик охранял их. Три ночи он стерег женщину и каждое утро давал ей особое питье, чтобы она вспомнила все, что с ней было.
— Не зря я бодрствовал эти три ночи и особенно — последнюю, — сказал он крестьянину на прощание. — Зато отныне твоей жене больше не грозит никакая опасность.
После этого пастор Эйрик вернулся к себе домой, получив от крестьянина богатые подарки.
А вот еще один случай, немного похожий на предыдущий. Крестьянская чета из Эльфуса ездила как-то раз на Юг в Иннесьякаупстадир. На обратном пути они заночевали на плоскогорье. Утром крестьянин пошел за лошадьми, а когда вернулся, жены в палатке не оказалось. Искал он ее, искал, не нашел и поехал домой один, сам не свой от горя. Ему посоветовали обратиться к пастору Эйрику.
— Поезжай домой, — сказал пастор Эйрик крестьянину, — возьми палатку, в которой вы тогда ночевали, и все вещи, какие с вами были. Поставь палатку на то же место, где она стояла, чтобы каждый колышек попал в прежнюю ямку.
Крестьянин уехал и сделал все, как ему было велено. Тогда к нему на плоскогорье приехал пастор Эйрик, обошел палатку против солнца, потом вошел внутрь и попросил крестьянина посмотреть, не появилась ли его жена. Поглядел крестьянин и видит: идет к палатке народу видимо-невидимо, однако его жены среди них нет. Он сказал об этом Эйрику. Тогда Эйрик вышел из палатки, поблагодарил духов и попросил их разойтись. Духи тотчас исчезли.
— Сюда приходили все духи земли, кроме четы из Хёрдубрейда, — сказал Эйрик.
Он снова вернулся в палатку, и прошло много времени, прежде чем явилась эта чета, ведя с собой жену крестьянина. Эйрик вышел из палатки и взял у них женщину.
— Ступайте прочь и оставьте эту женщину в покое, — сказал он. — Плохой это обычай — отбирать жену у мужа и вообще уводить людей из поселка. Обещайте, что старый Эйрик больше никогда не услышит о таких проделках.
Супруги неохотно дали обещание и исчезли, а крестьянин с женой поехали домой. Эйрик немного проводил их и вернулся в Вохсоус. С тех пор злые духи больше никогда не тревожили эту женщину.

Перевод Л. Горлиной.
Источник: Исландские сказки / Пер. с исл. Л. Горлиной, О. Вронской // Скандинавские сказки. — М.: Худож. лит., 1982.



Призраки в Хавнарскейд
(Призракам послали письмо)


После того, как возле Хавнарскейд затонул «Готенборг», это место долго оставалось нечистым: там часто видели двух призраков; они ходили парой и всем вредили. Тогда жители отправились к пастору Эйрику1 и попросили его покончить с ними. Он ответил: «Этого, родные мои, я не сумею, но чем могу, помогу». И он написал письмо и велел передать его призракам. Люди взяли письмо и отправились на восток, к себе в Хавнарскейд. Призраки выходят им навстречу, — и тут им вручили письмо. Они принялись читать, то и дело поправляя друг друга, и люди услышали слова: «Det er Hekkelfjeld, Hekkelfjeld2». И призраки отправились на Геклу.
Иные говорят, будто Эйрик устроил всё так, чтобы призраки во время вручения письма стояли лицом к востоку, и будто бы попросил гонца держать письмо вверх ногами, чтобы к призракам оно оказалось повёрнуто правильно. Они спросили: «Hvor er det dævel Hekkelfjeld?3» Гонец молча указал им на восток, и они пустились в путь.

Примечания
1 Преподобный Эйрик из Вогс-оуса (séra Eiríkur í Vogsósi) — в исландской фольклорной традиции один из могущественнейших колдунов. Это историческое лицо: пастор Эйрик Магнуссон (1638–1716) из Сельвога на юго-западном побережье Исландии. По народным легендам, он стал колдуном после того, как забрал страницы никому не известной колдовской книги у старого колдуна из Бискупстунги; старик унес книгу с собой в могилу, но Эйрик поднял его из гроба и смог получить от него обрывки книги, а позже раздобыл в Сельвоге страницу из другой колдовской книги. О преподобном Эйрике сложено много историй; ему повиновались черти и призраки, духи земли и воды. Находясь при смерти, Эйрик сказал, что когда его гроб вынесут из церкви, в небе над церковью будут драться две птицы: белая и черная. Если победит белая птица, его следует похоронить на кладбище, а если черная — значит, его душа погибла, и ему суждено лежать вне церковной ограды, — однако в день похорон верх одержала белая птица. (См. Jón Árnason, bd. I, Galdrasögur)
2 «Это гора Гекла, гора Гекла!» (датск.). Призраки говорят по-датски, так как затонувший «Готенборг», с которого они происходят — датский корабль. (См. также текст «Датский призрак», где говорится о другом привидении с этого же корабля).
3 Где, черт возьми, эта гора Гекла? (искаж. датск.).

© Ольга Маркелова, перевод с исландского
Перевод выполнен по изданию Jón Árnason 1956–1961, I.



Эйрик и девушка
Eiríkur og stúlkan


Когда-то жила девушка, которая родила ребёнка и оставила его умирать. Эта тайна была известна другой девушке, её подруге, которую звали Рагнхильд, и она была то ли родственницей, то ли знакомой преподобного Эйрика. Это обнаружилось, ребёнка нашли, девушку судили, и сислуманн держал её под строгим надзором и велел охранять её большому количеству людей. Девушка была очень удручена по этому поводу, как и её подруга Рагнхильд, которая не смогла ни помочь ей, ни встретиться с преподобным Эйриком.
Случилось так, что преподобному Эйрику понадобилось повидаться по своим делам с этим самым сислуманном. Он отправился в путь и пришёл к нему вечером перед тем, как девушку должны были казнить или утопить. Сислуманн хорошо принял его, преподобный Эйрик остался там переночевать и уснул у себя в комнате.
Рагнхильд, которая жила на соседнем хуторе, узнала об этом, и отправилась ночью в усадьбу сислуманна. Она знала, где спит преподобный Эйрик, залезла к нему через окно и позвала его; он проснулся и спросил:
— Чего ты хочешь от меня, дитя моё? Кто ты?
Она ответила, что её зовут Рагнхильд и откуда она, и он тотчас узнал её. Она сказала ему, что пришла сюда к нему, чтобы просить его помочь её подруге, которая сидит здесь в тюрьме и которую утром должны утопить.
Он сказал, что охотно спасёт человеческую жинь, если сможет, однако сейчас это будет не так легко сделать. Он спросил:
— Ты можешь попасть к ней, дитя моё?
Она ответила, что это невозможно, ибо дом, в котором она находится, крепко заперт, и там её охраняет много людей. Преподобный Эйрик оделся, вышел и попросил Рагнхильд показать ему нужное окно в том доме, где сидит её подруга. Она сделала это.
Он заглянул в окно и увидел, что внутри сидит очень удручённая девушка. Священник начал что-то напевать в это окно, и сторожа сразу заснули. Затем он вошёл в дом, открыл темницу, взял девушку за руку и молча вывел её наружу.
Он велел Рагнхильд сразу привести его коня, сказал девушке сесть на него и произнёс:
— Блейк, иди домой в Вохсоус.
Конь сейчас же скрылся в темноте, а священник пошёл обратно спать.
Утром жена священника первой вышла из дома в Вохсоусе и увидела во дворе Блейка, а у двери — девушку. Она поздоровалась с ней и спросила, в чём дело. Девушка рассказала ей всю историю, и та поняла, что священник захотел помочь ей, попросила её войти, спрятала её под супружеским ложем и принесла ей туда еду.
Теперь вернёмся в усадьбу сислуманна. Утром там поднялся шум, потому что сторожа спали, темница была открыта, а узница исчезла. Сислуманн был неприятно поражём этим и сказал, что не понимает, как это произошло, ведь вчера вечером он сам запер темницу, а со сторожами такого никогда раньше не случалось.
Сислуманн пришёл побеседовать об этом с преподобным Эйриком, и тот сказал:
— Очень досадно, дитя моё, что ты не присматривал за своим пленником получше, — впрочем, он и не собирался винить его за это.
Преподобный Эйрик спросил, отправился ли кто на поиски. Сислуманн ответил, что ещё нет, и попросил преподобного Эйрика помочь ему. Он сказал, что ничем не может помочь, но предложил попробовать поискать вместе с другими людьми, если сислуманн захочет. Тот охотно согласился. Тогда преподобный Эйрик попросил привести ему его Блейка, но когда в конюшню пришли, дверь была открыта, а Блейк пропал.
Преподобный Эйрик рассердился из-за этого и сказал, что на этом хуторе почти всё хорошо стерегут, но вот только не смогли уберечь его коня, но он уверен в том, что его Блейк сразу вернётся домой в Вохсоус, ибо в любом другом месте он не останется. Священник сказал, что сислуманну придётся одолжить ему коня, если тот хочет, чтобы он отправился на поиски, так как пешком он не пойдёт, и сислуманн сделал это.
Теперь преподобный Эйрик отправился со множеством людей на поиски, они долго искали, но нигде её не нашли, и с тем вернулись к сислуманну. Затем преподобный Эйрик поскорее разрешил свои дела с сислуманном и по окончании вернулся к себе домой. Его жена рассказала ему о девушке и где она спрятала её. Он одобрил это.
Спустя некоторое время сислуманн пришёл туда со множеством людей и захотел встретиться со священником.
Священник поздоровался с ним и говорит:
— Здравствуйте, дитя моё, куда вы направляетесь?
Он ответил, что пришёл искать девушку сюда, ибо она здесь.
— Кто сказал вам это, дитя моё? — спросил преподобный Эйрик.
Сислуманн ответил, что слепой старик, которому многое ведомо, рассказал, будто преподобный Эйрик усыпил стражу, открыл темницу и ночью отправил её на своём Блейке в Вохсоус, и девушка, несомненно, здесь, и священник знает, где она находится, и он хочет, чтобы ему её сейчас же отдали.
Преподобный Эйрик говорит, что это неправда, и девушка никогда не приходила сюда, но они, конечно, могут поискать. Но прежде священник предложил им сесть за стол. Однако сислуманн был так зол, что не захотел этого, и сказал, что сразу будет искать. Священник сказал, как им будет угодно, открыл все двери и попросил сислуманна искать повсюду. Сислуманн всё обыскал, но девушку нигде не нашёл. Он обратил внимание, что нигде не заметил хозяйской спальни и спросил преподобного Эйрика, где его постель.
— Дитя моё, — говорит священник, — наверху на чердаке.
Сислуманн отправился туда и увидел там постеленную кровать и решил, что это хозяйская постель. Он перерыл её всю и тщательно обыскал, но ничего не нашёл и прекратил поиски.
Преподобный Эйрик сказал, что пожалуется на сислуманна на альтинге и, если этого будет недостаточно, самому королю за ложное обвинение, вторжение в его дом со множеством людей и обыск без всяких основаниий, если тот не заплатит определённую денежную сумму за этот свой поступок.
Но сислуманн разгневался, ответил отказом и сказал, что сейчас поищет тщательнее, приказал зажечь свет и искал уже с горящей лампой, но всё прошло по-прежнему, он ничего не нашёл и с тем отправился прочь.
Ночью в дверь постучали, и сказали, что туда пришёл сислуманн, но преподобный Эйрик запретил открывать, и с тем он снова ушёл.
Когда приблизилось время альтинга, преподобный Эйрик сказал своим работникам, что они поедут на тинг вместе с ним, потому что он намерен потребовать денег за вторжение в его дом. Когда тинг начался, он приехал туда, пожаловался там на сислуманна за вторжение в его дом и потребовал возмещения за это. Тогда сислуманн испугался и заплатил преподобному Эйрику крупную сумму денег.
Девушка всё это время жила под кроватью преподобного Эйрика, и однажды преподобный Эйрик спросил у неё, как её дела. Она отвечала, что всё хорошо.
Летом преподобный Эйрик отправился в торговый городок в Эйрарбакки и сказал девушке пойти с ним. Они приготовились к поездке и тронулись в путь. Но когда они приблизились к торговому городку, то спешились, и преподобный Эйрик набросил на девушку свой плащ и сказал, что она никогда не снимала его и, пока они будут в торговом городке, не отходила от него ни на шаг.
Девушка была смертельно напугана, ей казалось, что её сейчас узнают и потащат на суд. Когда же они пришли в торговый городок, их хорошо встретили. Купец спросил преподобного Эйрика, кто этот молодой человек вместе с ним, и преподобный Эйрик ответил, что его ученик, которому теперь ему нужно уплывать, и он ищет для него судно.
Затем священник поднялся с девушкой на корабль и попросил капитана взять этого юношу в плавание, и тот согласился, и преподобный Эйрик сказал, что тот должен заботиться о нём, пока он не сойдёт на берег. Затем преподобный Эйрик побеседовал с девушкой наедине, дал ей листок бумаги и сказал, чтобы она всегда хранила его у себя на груди, и хранила хорошенько, ибо пока он при ней, дела её будут хороши. А плащ она может носить, пока пожелает. Затем он вручил ей кошелёк с деньгами и сказал, что это подарил ей сислуманн, и девушке это показалось забавным. Она должна платить за себя этими деньгами, и прежде, чем они закончатся, с ней что-нибудь произойдёт. Священник сказал ей сразу пойти в Копенгаген, когда она приплывёт, и потом расстался с ней.
Капитан хорошо обращался с этим юношей (а на самом деле девушкой) и дал ей свою собственную каюту. Их плавание было недолгим, и как только они причалили в Копенгагене, она сразу пошла в город, попросилась переночевать у одного горожанина и заплатила за ночлег. Горожанин спросил у этого юноши, откуда он, и тот ответил. Горожанин спросил его, что он собирается делать и что он умеет. Юноша ответил, что мало чего умеет.
Горожанин спросил его, не может ли он пойти с его слугами в поле и поработать там. Он сказал, что попробует, пошёл вместе с ними и сперва поглядел, что они делают, и затем он сам смог делать то же самое. Вот он долго живёт там и получает пищу за свою работу.
Однажды случилось так, что у жены горожанина начались родовые схватки, но родить она не могла, приводили всех врачей, но никто не смог помочь.
Вечером этот исландец вернулся с поля, и у него стало привычкой каждый вечер приходить к горожанину. Тем вечером он пришёл к нему и увидел, что горожанин совсем подавлен горем. Он спросил, в чём причина этого. Он рассказал ему, что его жена лежит при смерти и не может родить. Исландец почувствовал досаду, и он спросил горожанина, нельзя ли ему пойти к его жене.
Тот с радостью согласился, а исландец сказал, что все и он сам должны выйти из комнаты, так и было сделано. Войдя в комнату, исландец снял плащ и помог этой женщине, и та родила.
Она позвала мужа, попросила его войти одного, заперла дверь и сказала ему, что ребёнок родился, и всё закончилось хорошо. Он очень обрадовался, но удивился тому, что перед женщина, и спросил, как это получилось и что это значит. Она ответила, что не может рассказать ему об этом, и горожанин сказал, что не стоит и спрашивать её об этом, ибо много может быть причин тому, чтобы она покинула свою родину.
Она показала ему плащ и рассказала, что у него такое свойство, что ежели кто наденет его, то будет казаться мужчиной. Она надела плащ, показала ему и сказала, что этот плащ ей подарил один человек в Исландии. Теперь она насовсем сняла плащ.
Горожанин был столь рад, что сделал так, что его брат, который жил в том городе, женился на этой девушке. Они очень любили друг друга, и дела её были всегда хороши, пока она была жива, и умерла в глубокой старости, и она никогда не снимала с груди листок, что дал ей священник Эйрик из Вохсоуса.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского



Эйрик и пираты
Eiríkur og víkingarnir


Однажды у берегов появился разбойничий корабль. Пираты похищали людей и имущество, как в Гриндавике, так и других местах. Пришли пятнадцать вооружённых пиратов и в Сельвог. Народ был объят страхом.
Преподобный Эйрик сказал, что лучше всего пойти в церковь, что бы ни случилось. Всё послушались его совета, потому что день был праздничный.
Когда священник окончил богослужение, все удивлялись, что пираты так и не явились, и вышли осмотреться. Пиратов обнаружили на холме неподалёку оттуда, и все они были мертвы. Они поссорились и поубивали друг друга. С тех пор этот холм называется Холмом Разбойников.
Вечером поднялась буря, корабль пиратов унесло в открытое море, и он больше никогда не приставал к берегу.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского



Преподобный Эйрик и епископ Йон Видалин
Síra Eiríkur og biskup Jón Vídalín


Однажды господин епископ Йоун Торкельссон пришёл к преподобному Эйрику, он решил поприсутствовать у того на богослужении. Вот отправились они в церковь.
Они прошли немного, и Эйрику понадобилось справить нужду, а епископ тем временем ждал его. Это повторялось вновь и вновь, пока епископу не надоело, и он ушёл вперед. Однако, когда он подошёл к двери церкви, преподобный Эйрик спустился к нему с кафедры.
Тогда епископ говорит:
— Ну ты и негодяй, преподобный Эйрик!
Часто и неоднократно епископ Видалин просил Эйрика показать ему чёрта, поскольку слышал, что тот это может. Епископ говорил, что ему охота посмотреть на чёрта, ибо сам он так много рассказывал о нём.
Преподобный Эйрик отказывался, но из-за настоятельных просьб епископа пообещал ему это. Они сели в комнате, епископ с одной стороны стола, а священник — с другой. Через некоторое время пол треснул, и епископу представилось, что оттуда поднимается такое ужасное чудовище, что он упал в обморок на стол, а священник ударил чудище псалтырем по голове.
Позднее епископ говорил, что рассказать о чёрте он мало что может.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского




Финн и преподобный Эйрик
Finnurinn og síra Eiríkur


Один финн был такой сильный колдун, что не находил себе ровни. Он отправлял посланцев во все страны.
— И теперь осталось проверить только эту нищую Исландию, но там не может быть равного мне, — говорит он.
Вот финн отправил в Исландию кота. В день пасхи преподобный Эйрик был в церкви; этот кот подошёл к самой кафедре. Преподобный Эйрик посмотрел на него и в конце концов кот повернул обратно.
А в троицын день, когда преподобный Эйрик вышел из церкви, в дверях он столкнулся с человеком, у которого на шее висел кот, вцепившись когтями ему в веки. Кот отцепился, едва Эйрик приблизился.
— Так ты явился сюда, бедняга? — говорит преподобный Эйрик. — Больше не шути с Эйриком из Вохсоуса.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского


http://norse.ulver.com/src/tales/galdr/ ... index.html
blossom

Re: Эйрик из Вохсоуса Eiríkur í Vogsósum (1638–1716)

#2
Братья
Bræðurnir


Однажды к преподобному Эйрику из Вохсоуса пришёл бонд по имени Гюннбьёдн Гюннарссон из Кьоусарсислы, его большой друг, с двумя своими сыновями, которых звали Сигюрд и Йоун. Бонд попросил священника научить его сыновей всему, что тот знает.
Некоторое время преподобный Эйрик рассматривал мальчиков и затем сказал, что будет учить его сына Сигюрда, а Йоуна он не хочет учить, поскольку тот никоим образом не справится. Но их отец Гюннбьёдн хотел, чтобы он учил также и Йоуна.
Тогда преподобный Эйрик сказал мальчикам идти с ним на двор. Они покинули хутор, пришли к какому-то дому и вошли туда. Там сидело двенадцать человек, преподобный Эйрик уселся рядом с ними и велел мальчикам стать посреди комнаты. Через короткое время вошёл огромный и страшный человек с мечом в руке. Он зарубил одного за другим каждого из этих двенадцати и приблизился к преподобному Эйрику. Тогда Йоун испугался и выбежал наружу, а Сигюрд остался на месте.
Йоун побежал со всех ног в комнату, где беседовали его отец и преподобный Эйрик. Когда он прибежал туда, то увидел, как преподобный Эйрик сидит за своим столом и что-то пишет. Йоун был объят ужасом.
Преподобный Эйрик спросил его:
— Дитя моё, что с тобой произошло?
Мальчик удивился, как так получилось, что священник здесь, ведь он был в том доме, куда пришёл ужасный человек, убил всех людей и собирался убить священника; он сказал, что испугался и убежал.
Преподобный Эйрик сказал Гюннбьёдну, что теперь подтвердилось то, что он говорил ему о Йоуне: тот слишком труслив, чтобы изучать колдовство, а ведь ему пришлось бы увидеть гораздо больше, чем это. Гюннбьёдн вернулся с Йоуном домой, а его сына Сигюрда преподобный Эйрик взял в ученики.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского



Ты увидел что-то странное?
„Sástu nokkra nýlundu?“


Однажды, как часто бывало, к священнику Эйрику пришёл какой-то юноша и попросил научить его колдовству.
Эйрик сказал:
— Ты не подходишь для изучения колдовства, ибо мне кажется, что у тебя нет мужества, чтобы встретить всё то, что за этим последует.
Парень отвечает:
— Этому я не поверю, пока не удостоверюсь в том, что у меня не хватит смелости, чтобы ни происходило.
Эйрик сказал:
— Если хочешь, можешь пожить здесь несколько дней, однако это ни к чему.
Юноша с радостью согласился. Вот он живёт там несколько дней.
Одним утром, когда он проснулся, ему показалось, будто он видит Эйрика, выходящего из дома, и он сразу отправился за ним. Эйрик пошёл к северу от Вохсоуса, и парень следом. Перед ними показался огромный дом; они вошли внутрь. В доме была скамья вдоль всей стены по кругу, и Эйрик уселся на скамью с одной стороны у входа, а парень втиснулся между ним и дверью. Вошёл какой-то человек и сел с другой стороны от священника, затем второй, третий и так друг за другом, пока скамья не оказалась занята людьми по всему кругу.
Потом вошёл ужасно большой великан, а в руке у него был обнажённый меч, и немаленький. Он схватил того, кто сидел у двери с другой стороны и отрезал ему голову; затем он схватил следующего и перерезал ему горло, и так он расправлялся со всеми по очереди, а тем временем парень на последней скамье размышлял: «Он собирается убить нас всех? Буду сидеть, пока сидит священник; он что-нибудь для нас придумает, если это не его проделки».
Великан продолжал своё занятие, пока не подошёл к Эйрику. Он отрезал ему голову, как и остальным. Это так поразило парня, что, как рассказывают, он потерял голову от страха, с криками выбежал наружу и помчался на хутор, вошёл в дом и опомнился не раньше, чем перед ним оказался сам Эйрик. Он вошёл в комнату и спросил:
— Что с тобой случилось? Ты увидел что-то странное?
Но парень не мог произнести ни слова.
Эйрик сказал:
— Сталось так, как я и говорил, что ты окажешься не в состоянии встретиться с подобными вещами. Теперь возвращайся домой, дорогой мой.
Парень так и сделал, а учеником не стал.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского




Вороны
Hrafnarnir


Однаждый бонд из Рейкира, что в Ёльвусе, слёг, заболев, и послал за преподобным Эйриком, чтобы тот причастил его, потому что они были старыми друзьями.
Эйрик отправился в путь, но когда он шёл через пустошь Сельвохсхейди, мимо него пролетели два ворона. Эйрик позвал воронов и спросил, как дела у бонда из Рейкира. Вороны закаркали, и Эйрик сказал, что они сообщили ему, что бонд умер.
Затем он вернулся домой, а посланец направился дальше. Когда он пришёл в Рейкир, оказалось, что бонд уже давно скончался.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского




Эйрик обвиняется в колдовстве
Eiríkur er kærður fyrir galdur


Однажды многие важные люди задумали лишить священника Эйрика рясы и сана, потому что о нём ходило столько рассказов, связанных с колдовством, что им казалось, что ему нельзя быть священником.
Они вызвали Эйрика к себе и объявили ему, будто он занимается колдовством, что не подобает ни одному христианину.
Священник Эйрик сказал, что он не знает ни одного колдовского знака, и вызвался принести клятву в этом. Они пожелали этого, и тогда Эйрик произнёс такую клятву.
С тем истцы отправились прочь, поняв клятву так, будто Эйрик не знаком с колдовством. А Эйрик заключил в своих словах то, что имеется лишь один колдовской знак, который ему неведом1.
Затем он поведал об этом своему другу и попросил его рассказать об этом всем, когда он умрёт, но не раньше. Так тот человек и сделал.

1 На исландском языке фразу ekki þekkja einn staf í galdri можно понять как «не знать ни одного колдовского знака», так и «не знать одного колдовского знака».

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского





Верховая лошадь
Reiðskjótinn


Случилось так, что в Вохсоус пришёл человек и попросил Эйрика одолжить ему лошадь для поездки. Этот человек был преступником и собирался бежать на корабль, который, как он знал, стоял у берега в одной гавани, готовый к отплытию.
Эйрик сказал, что попытается помочь ему:
— Возьми коня светлой масти, которого ты найдёшь здесь за оградой, и скачи на нём изо всей мочи. Отпусти его на берегу там, где будет корабль, и больше о нём не беспокойся.
Человек нашёл коня, оседлал его и быстро поскакал, а конь бежал чем дальше, тем быстрее, и путник быстро мчался вперёд. Человек очень удивился тому, как проявил себя конь, ведь поначалу тот показался ему старым и весьма тощим.
Он приехал к кораблю, когда уже поднимали якорь. Корабельщики охотно приняли этого человека, а он отпустил конягу на берегу и потерял его из виду.
Сев в лодку, которая поплыла к кораблю, человек оглянулся посмотреть на коня, но его не увидел. А увидел он белый и выгоревший на солнце лошадиный череп, который лежал на берегу в том месте, где стоял конь.
Тогда он понял, что священник Эйрик помог ему своим искусством.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского




Кража коней
Hestastuldurinn


Однажды три сорванца украли коней у преподобного Эйрика. Но как только они сели на них верхом, кони побежали вместе с ними домой в Вохсоус. Они хотели остановить коней, но не смогли. Тогда они захотели спрыгнуть на землю, но крепко пристали к коням.
Один из парней нашёл такой выход: он вырезал кусок от штанов и таким образом освободился. А конь с лоскутом от штанов прибежал домой на двор в Вохсоусе; прискакали туда и другие сорванцы.
Преподобный Эйрик стоял снаружи, когда они явились, и спросил, какое у них дело, и те были вынуждены рассказать, как всё было. Священник спросил, где же третий, и они поведали всё начистоту. Преподобному Эйрику понравилась находчивость паренька, он взял его к себе и воспитал.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского




Пастушки
Smalastrákarnir


Однажды два пастушка украли коней Эйрика, чтобы покататься. Когда же они собрались их отпустить коней и спешиться, то накрепко пристали к коням и не могли пошевелиться. Кони же побежали домой по дороге в Вохсоус.
— Не годится это,— сказал один из мальчишек, — нам нужно освободиться от лошадей, иначе мы окажемся в руках преподобного Эйрика, а тогда нам не позавидуешь.
Произнеся это, он вытащил из своего кармана нож и вырезал из штанов часть, которая пристала к коню; тогда он освободился и спрыгнул на землю.
Но другой пастух не пожелал или не отважился портить свои штаны и остался сидеть верхом. Товарищ не захотел бросать его и отправился вместе с ним в Вохсоус, ведя под уздцы коня с нижней частью штанов на спине.
Эйрик был снаружи; он обратился к мальчишкам и говорит:
— Как вам понравилось скакать на лошадках из Вохсоуса, ребята?
— Недурственно, — ответил тот, кто был свободен. Другой же держался понуро и попросил Эйрика отпустить его.
Эйрик спросил, не находит ли он, что пристал довольно крепко.
— Я уже давно это понял, — говорит мальчишка, чуть не плача.
— Попробуй-ка сейчас, — говорит Эйрик.
Мальчик сделал так и теперь освободился и поскорее спешился. Кусок от штанов на другом коне тоже отпал.
А Эйрику так понравился мальчик, который предпочёл разрезать штаны, чем остаться сидеть приставши, что он взял его к себе и выучил.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского




Жевательный табак
Tóbakstuggan


Однажды один человек с востока отправился ловить рыбу. Он пришёл в Вохсоус и попросил преподобного Эйрика дать ему пожевать табак. Тот так и сделал, но попросил его заглянуть к нему на обратном пути на восток.
По весне этот человек возвратился. Преподобный Эйрик спросил, хватило ли ему табаку. Человек словно пробудился от сна, ощупал карман, и табак был там; весь рыболовный сезон он не вспоминал о нём.
На прощание человек подарил ему за табак серебряную монету.

© Тимофей Ермолаев (Стридманн), перевод с исландского


http://norse.ulver.com/src/tales/galdr/ ... index.html
blossom
Ответить

Вернуться в «Выдающиеся колдуны»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя

cron